Коррупция больше не криминал: что не так с решением Конституционного суда

27.02.2019 254 0

Вчера Конституционный суд решил, что незаконное обогащение больше не является преступлением.

Вот список людей, подавших прошение в Конституционный суд.

Сегодня утром кандидат в президенты Анатолий Гриценко призвал ликвидировать Конституционный суд как полностью дискредитировавший себя.

В чем дело? Объясняю:

Это решение Конституционного суда — это финиш антикоррупционной реформы. Теперь можно создавать НАБУ, САП и Антикоррупционный суд пачками — но заниматься им будет нечем. Статьи, по которой судят коррупционеров, больше нет.

Почему сейчас: как раз истекают полномочия нынешней власти. Другого такого момента не будет. Решение КС почти гарантированно пройдет незаметным на фоне предвыборной истерии.

Кому выгодно: всем нынешним топ-чиновникам, от премьер-министра до депутатов. Они избежали ответственности за то, что получали незаконные доходы. Прежде всего, решение КС выгодно президенту и его ближайшему окружению.

Решение суда — это ответ властей на давление со стороны США.

Что это за давление — читайте дальше.


Как создавалась антикоррупционная вертикаль в Украине

Много лет назад Штаты начали разворачивать в Украине антикоррупционную вертикаль, которая позволила бы им открыть следствие по любому чиновнику и посадить его в тюрьму.

Остановить создание вертикали нынешняя власть не смогла. Поэтому она нашла решение вопроса с другой стороны — отменила основную статью, по которой шли под суд антикоррупционеры.

🌊 Первая волна создания антикоррупционной вертикали набрала силу при Януковиче, хотя началось все еще при Ющенко. В 2004-2006 годах, а затем массово с 2010 года была создана сеть гражданских организаций, которые за гранты занимались выявлением коррупции. Именно с их появлением связан шквал расследований и «расследований». С их подачи слово «коррупция» вошло в наш обиход. Их главная функция — информационная: создать общественный запрос на борьбу с коррупцией.

🌊 Второй волной стал переход гражданских активистов к массовым акциям. Они начали пикетировать суды, стоять с плакатами возле государственных органов, собирать людей под Верховную Раду. Пик активизма — это Михо-Майдан.

Откровенный минус второй волны — она родила Франкенштейна. Антикоррупционеры дали моду на безнаказанные выступления «общественности». Под видом этой самой «общественности» возникли десятки военизированных формирований, которые занимаются бизнесом и вымогательством, а также давят на суды, чиновников и конкретные бизнесы. Самые одиозные из них — «Нацкорпус» (под контролем МВД) и «С14» (под контролем СБУ).

Активисты и «активисты» почти полностью разложили авторитет власти и законность в Украине. Они одна из причин паралича государственной власти. Хотя, с другой стороны, именно они и настаивают на законности, когда коррумпированные прокуроры, судьи, следователи, депутаты и чиновники нарушают закон. Так что простого понимания по ним нет.

🌊 Третья волна — это создание тех, кто собственно с коррупцией будут бороться. Уже после победы Майдана, в октябре 2014 года, под давлением США были созданы Национальное антикоррупционное бюро (НАБУ) и Специализированная антикоррупционная прокуратура (САП).

Следует сказать, что власть мгновенно принялась стравливать между собой НАБУ и САП. Также она фактически получила над этими ведомствами контроль, в той или иной форме.

🌊 Четвертая волна — это громкие дела НАБУ и САП. Среди них: дело Онищенко, дело Мартыненко, дело Розенблата и Полякова. Кроме того, другие органы тоже соревновались за звание лучшего антикоррупционера страны. Поэтому ГПУ, СБУ, МВД, ГФС, НАЗК и другие инициировали дела против Продана, Омеляна, Суса, Кулика, народных депутатов и топ-чиновников.

🌊 Пятая волна — создание Антикоррупционного суда (АКСУ). Власть до последнего сопротивлялась созданию Антикоррупционного суда, который замкнул бы антикоррупционный треугольник и позволил реально сажать. Но в 2018 году президента Порошенко додавили, и он с пафосом создал АКСУ и назвал это своим достижением.

Прямо сейчас власть заканчивает отбор судей Антикоррупционного суда. Еще немного — и они начали бы сажать чиновников в тюрьму. Поэтому все сделано вовремя.

Еще одна тактика защиты от Антикоррупционного суда — это контроль над судебной вертикалью власти. Сегодня Верховный суд, ВККС и ВСП (это управляющие структуры судебной власти) подчинены Администрации президента. Даже если бы Антикоррупционный суд засудил кого-то из топ-чиновников, их можно было бы отбить через Верховный суд. Но каждого не отобьешь, понятно, потому что будет скандал. Поэтому вариант с Верховным судом остается для крайних случаев.

Вот почему решение Конституционного суда о признании незаконного обогащения не-преступным — это подрыв всей антикоррупционной вертикали.

Плюсы и минусы решения

Минусы решения: теперь коррупционеров не смогут судить. А в старых судах они «отмажутся». С этой точки зрения, решение КС — неправильное.

Плюсы решения: убрали большой фактор несправедливости для чиновников. Мало того, что большинство из них работают за символические деньги, так еще и рисковали сесть в тюрьму в любой момент. Таких условий нет почти ни в одной стране мира, включая США и Западную Европу. Так что с этой точки зрения, решение КС — правильное.

Что теперь будет: правоохранительные органы и суды обязаны будут закрыть дела, которые сейчас ведутся против антикоррупционеров, или переквалифицировать их по другим статьям. Также это означает амнистию тем, кто был по ним осужден — хотя мы таких не знаем.

Но — решение могут отмотать. Это случится, если на Петра Порошенко окажут давление международники — США и Европа.

Источник

Читайте также: