«Пока живые». Каково сегодня быть активистом в Украине

07.11.2018 314 0

Atlantic Council провел опрос среди гражданских активистов и экспертов по общественным движениям

4 ноября 33-летняя антикоррупционная активистка Катерина Гандзюк умерла от травм, которые получила после того, как ее облили кислотой. На Гандзюк напали за три месяца до этого возле ее дома в Херсоне, после этого ей были сделаны одиннадцать операций.

С 2017 года атакам подверглись не менее 55 активистов, журналистов и один оппозиционный политик. UkraineAlert  задала активистам и экспертам по общественным движениям следующие вопросы:

  • Каково сегодня быть активистом в Украине?
  • Получали ли вы угрозы и подвергались ли атакам?
  • Как вы считаете, ситуация становится лучше или хуже?
  • Кто несет ответственность за это?

Александра Бакланова


Александра Бакланова, проект pro.mova, Киев, Украина

Ситуация отчаянная, мы находимся на грани потери государством монополии на насилие. Естественных недовольства и эмоций накопилось достаточно, чтобы ситуация взорвалась. Мы хорошо понимаем, что срыв отправит нас всех в пропасть. И решение видится не в том, чтобы лишить государство монополии на насилие и сделать его недееспособным, и ни в замалчивании проблемы, а в том, чтобы все-таки заставить государство выполнять его функции.

Дмитрий Булах


Дмитрий Булах, председатель Харьковского антикоррупционного центра, Харьков, Украина

Сегодня в Украине быть активистом уже не так безопасно, как в первые годы после Революции Достоинства. Можно даже сказать, сейчас это рискованно. Более того — речь идет о проблемах как физической безопасности, так и о юридической защищенности. Сразу после революции не было угрозы для активных граждан ни в столице, ни в самой маленькой деревне. Но теперь мы наблюдаем серию нападений и сфабрикованных уголовных дел против лидеров национальных организаций гражданского общества. Ситуация складывается так, что теперь это становится вопросом жизни и смерти. Уничтожаются ключевые фигуры на этом поле. Сразу после революции местные феодалы опасались, что отношения между властью, обществом и местным истеблишментом будут радикально пересмотрены. Однако со временем они поняли, что все будет продолжаться так, как было. А национальный политический истеблишмент не то что не отреагировал, а косвенно поддержал их действия, поскольку чувствует угрозу от активистов для их власти и доходов.

Максим Эристави


Максим Эристави, внештатный сотрудник Atlantic Council, со-основатель Hromadske International

Жизнь журналистов и активистов в Украине серьезно обесценивается из-за дегуманизации политического дискурса. Политики и чиновники для обозначения обеих этих групп используют уничижительные термины. Из языка эта дегуманизация и основанная на ней риторика заговора переходит в реальность и дает основания разным радикальным группам и отдельным людям совершать насильственные действия. А оглушительное молчание и отказ осудить эти преступления от ведущих политических сил и должностных лиц делают их стопроцентными соучастниками насаждения культуры физического террора против украинского гражданского общества.

Адриан Каратницкий


Адриан Каратницкий, старший сотрудник Atlantic Council

Смерть гражданской активистки Катерины Гандзюк — напоминание о «грязной маленькой тайне» Украины — о распространенности насилия в политике и социальном дискурсе. Жестокие нападения на гражданских активистов, кулачные бои в парламенте, хамство в телевизионных студиях после жарких и безответственных дебатов, «бдительные» действия крайне правых «гражданских активистов» из парамилитарных формирований, связанных с «политическими партиями» — все это необходимо остановить. Это должно сделать сильное государство, действующее в соответствии с верховенством права. Но необходимо обудать и тех, кто загрязняет общественное пространство Украины ненавистью, ищет козлов отпущения и призывает к насилию. Таких персонажей должны игнорировать средства массовой информации, они должны подвергаться остракизму со стороны прежних сторонников и попутчиков, их нужно гнать из политических партий. Те, кто напрямую применяет насилие, должны быть наказаны быстро и без всяких сантиментов. Украина воюет с внешним агрессором, и она также должна столь же решительно остановить агрессоров внутренних. Вічна пам`ять.

Шабунин Виталий


Виталий Шабунин, председатель правления Центра противодействия коррупции, Киев, Украина 

Быть активистом в Украине означает платить государству половину дохода, который вы заработаете, а взамен получать возле вашего дома слежку от СБУ, химические ожоги глаз от людей, близких к министру внутренних дел, издевательства над вашими коллегами и родственниками от провокаторов СБУ и пачку уголовных обвинений от генерального прокурора. В отличие от многих моих коллег, мне повезло. Я не был заколот, застрелен и бомбы меня не кидали. Мне не разбивали голову, меня не жгли кислотой. Национальная полиция Авакова и генеральная прокуратура Луценко так и не нашли ни одного из тех, кто стоит за любым из пятидесяти пяти документированных нападений на активистов (на самом деле таких нападений гораздо больше). В результате волна насилия против гражданских активистов, особенно в регионах, будет только расти.

Ответственность за это лежит исключительно на министре внутренних дел Арсене Авакове и на генеральном прокуроре Юрии Луценко, чьи подчиненные, с моей точки зрения, сознательно избегали идентифицировать тех, кто стоял за этими нападениями. Однако самая большая ответственность лежит на президенте Петре Порошенко, который гарантировал местным элитам (часто сросшимся с криминалом) полный иммунитет в обмен на лояльность во время президентских выборов.

Ярослав Юрчишин


Ярослав Юрчишин, президент Transparency International — Ukraine 

Частично пророссийски настроенные правоохранительные органы на востоке и юге Украины не желают обеспечивать безопасность, а часто сами оказывают давление на активистов. Пятьдесят пять гражданских активистов и журналистов уже подверглись нападению в 2017-2018 годах, и это число растет. По словам генерального прокурора, никто из заказчиков этих нападений не был установлен, и лишь в 30 процентах случаев найдены те, кто непосредственно совершил нападения. Ответственность за такую ситуацию лежит на правоохранительных органах и, возможно, на российских разведывательных службах.

Михаил Жернаков


Михайло Жернаков, директор фонда DEJURE

Среди гражданских активистов на вопрос «Как ты?» теперь принято отвечать «Пока живой». То, что когда-то было шуткой, со временем лишилось юмористического подтекста, теперь это просто констатация. Это больше не смешно. Никто не чувствует себя в безопасности, и никто не чувствует, что правосудие его способно защитить. Эту ситуацию необходимо менять.

Материал опубликован на сайте Atlantic Council 
в рамках проекта UkraineAlert

Читайте также: