Убийство Александра Захарченко: кому выгодно и что будет дальше

03.09.2018 240 0

Лидер так называемой «ДНР» Александр Захарченко был подорван в донецком кафе «Сепар», которое до начала российской оккупации называлось «Ветерок».

2 сентября в Донецке прошла церемония прощания с Александром Захарченко, где присутствовало несколько десятков тысяч местных жителей. Российская сторона, естественно, обвинила украинскую сторону, заявив об акте «государственного терроризма». Украинская сторона свою причастность к гибели главаря боевиков отрицает. В данной ситуации проще проанализировать мотивации сторон, и, ответив на вопрос «зачем», получить ответ на вопрос «кто».

Коротка, грустна и неказиста судьба донецкого сепаратиста

Для начала стоит вспомнить, что Захарченко далеко не первый сепаратист, ушедший с этого света. В начале 2014 года в Донецкой и Луганской области была своеобразная махновщина — десятки «влиятельных» полевых командиров, которые зачастую боролись и между собой. Российские кураторы пошли на создание двух «республик», в каждой из которых уже через год добились относительного контроля над процессами, сформировали «местные власти». При этом, лица, не согласные с «генеральной линией партии» либо исчезли с территории «республик» (те, кто был поумнее), либо исчезли с поверхности земли. Даже беглый набросок списка «героев-сепаратистов», которых уже нет на этом свете впечатляет: Беднов (Бетмен), Мозговой (Призрак), Жилин (кстати, убит тоже в кафе «Ветерок»), Цыплаков (умер в камере ЛНР), Толстых (он же Гиви), Павлов (Моторола), Ищенко («Малыш», «мер» Первомайска), Дрёмов («казак», конфликтовавший с Плотницким), Киселёв («коммунист» — убит в камере ЛНР),  Мамиев (Мамай), Болотов, Макович. Из всего этого списка на фронте украинскими военными уничтожен только Мамай, да и то есть разные версии вплоть до «замочили и списали на укров». А, например, Болотов и Мамай умерли «внезапно» и дома. Один под Москвой, второй в своей квартире в Донецке. Если к этому списку добавить перечень «более умных», которые, своевременно прочувствовали ситуацию и уехали из региона, очевидно, что лидеров «народных республик» образца 2014 года в этих самых республиках практически не осталось.

При этом есть ещё один занимательный факт: Донецкой областью опекается ФСБ, а Луганской ГУ ГШ ВС РФ (бывшее ГРУ) — два разных, конкурирующих между собой, ведомства. И, вот забавное совпадение: смерть «отработавших» боевиков так же происходит по абсолютно разным сценариям:

  • В так называемой ЛНР они гибнут в результате засады от стрелкового оружия или умирают в камерах местного МГБ, обвинённые в предательстве;
  • В Донецкой области боевики либо взлетают на воздух, либо «внезапно умирают дома».

Результат, правда, всегда один — лидеры боевиков, которые проводят политику, «отличную от генеральной линии партии» исчезают и процессы становятся управляемыми. Исключением, до недавнего времени, был Захарченко — долгожитель по меркам руководства «народных республик». Но и он, с недавнего времени почувствовал неладное.

«Чуйка» не подвела Захарченко. И не только его

О том, что у руководителя «ДНР» появились проблемы говорили ещё в 2017 году, в 2018 разговоры получили подтверждение поведением самого Захарченко:

  • после долгих разговоров о контрабанде, неэффективном расходовании российских денег, поступающих в Донецкую область Захарченко решил не ехать в Крым в составе делегаций «ДНР» и «ЛНР». Местные СМИ вначале заявили о его ранении под Авдеевкой, российские чуть погодя, опровергли информацию, заявив, что лидер донецких боевиков всего лишь «перенёс плановую операцию».
  • через месяц, во время празднования «дня города» Захарченко вновь исчез и объявился в Цхинвали, якобы совершая «плановый международный визит»
  • буквально за день до взрыва территорию «ДНР» покинул брат Захарченко, уехать собиралась и дочь «Ташкента» (А. Тимофеева — «министра доходов и сборов»).

Примечательно, что именно Захарченко и Тимофеев стали жертвами взрыва. Второму просто повезло. Как надолго — покажет время. Но, если он умён, то не исключаю варианта скорой отставки «по состоянию здоровья» и стремительный отъезд на территорию РФ.

Параллельно с этим развивался ещё один триллер. Если помните, такой себе Захар Прилепин регулярно ездил в Донецк и даже был «заместителем командира 16 полка специального назначения», непосредственно руководя батальоном, который ещё год назад РИА «Новости» называли «батальоном Прилепина». 9 июля 2018 года этот «писатель и издатель» спешно покидает Донецк, заявляя, что на фронте затишье, а у него в РФ множество «зависших проблем». При этом Прилепин намеревался стать «недостающим звеном» — политическим посредником между Захарченко и Плотницким. Но уже 24 августа донецкие СМИ сообщили о «ликвидации незаконного вооружённого формирования — прилепенцев«. Телеграм-канал, принадлежащий руководству «Народного фонта Новороссии» достаточно однозначно описывает мотивацию: «Инициатива разоружения НВФ исходит из Москвы. Местные царьки активно сопротивляются, но силы неравны». Кстати, после этой «ликвидации НВФ» Захарченко спешно покинул территорию «родной ДНР» и отправился в Цхинвали — 23-24

В такой логике, учитывая дружбу между Прилепиным и Захарченко, под «местными царьками», возможно понимали не только «писателя». Как показали события последующих дней, силы действительно «не равны».

Версии убийства — кому это выгодно

В первые часы появились сразу три версии убийства Захарченко:

  1. Разборки между группировками внутри самой ДНР за финансовые потоки и/или сферы влияния.
  2. Ликвидацию осуществили украинские силовики и/или проукраинское подполье
  3. Ликвидацию осуществили российские силовики (спецслужбы)

Рассмотрим каждую из них по отдельности.

Убийство Захарченко — дело рук «своих» и это всего лишь конкуренция за деньги и сферы влияния. Теоретически, данная версия может иметь место, поскольку «лидер ДНР» активно совмещал политическую деятельность с контролем финансовых потоков, в том числе и контрабанды. В пользу этой версии говорит то, что покушение готовилось на него и «Ташкента», который совмещал «официальный» пост с работой бухгалтером личных финансов «шефа». О том, что внутри верхушки террористов есть различные группы влияния, и отношения между ними далеки от дружеских, говорил и перебежчик — бывший министр культуры «ДНР» Ю. Лекстусес. Однако, такой ход событий вряд ли возможен по нескольким причинам:

  • Контроль силового блока давно уже не в руках Захарченко. «Лидер» ДНР, говоря языком Ильфа и Петрова, давно был фактически «зиц-председателем Фунтом»;
  • Если бы кураторы не знали об операции, то Москва бы направила в регион следственную группу (и, возможно, не одну) для выяснения причин — уровень местных «следователей», как известно, оставляет желать лучшего. Мы же имеем заявление СК РФ о «содействии следственным органам ДНР» и уголовное дело по факту «международного терроризма», которое является, скорее политическим актом, нежели реальной попыткой взять ситуацию под контроль;
  • Убийство такого уровня — политический акт, который может повредить интересам РФ. Учитывая, что силовой блок находится под контролем Кремля, организаторы не то, чтобы не получили бы своё — они бы достаточно оперативно присоединились к Захарченко на том свете.

Таким образом, версия не выдерживает критики.

Ликвидация — дело рук украинских силовиков. Эту версию активно продвигают российские СМИ и официальные лица. Но их тезисы звучат в привычной канве российской пропаганды — мол «украинская хунта» хочет сорвать мирный процесс и силовым методом решить проблему Донбасса. Теоретически, при определённом стечении обстоятельств, смерть Захарченко была бы выгодна Украине в случае:

  • Если бы шёл процесс реализации минских соглашений в «прочтении Путина» — вначале идут политические уступки, потом решение вопроса безопасности. В таком случае Украина действительно оказалась бы перед сложнейшей проблемой: как не допустить дезинтеграции страны и массовых волнений при предоставлении сепаратистским регионам больших, по сравнению с другими областями, прав;
  • Как провокация, если бы переговоры Трампа, Меркель и Макрона вышли на вариант компромисса с РФ, который бы грозил проблемами во внутренней и внешней политике для Украины (см. предыдущий пункт). Но это требует наличия собственных ресурсов, позволяющих хотя бы год успешно существовать без внешней политической, военной и финансовой помощи — такие провокации, несомненно, поставили бы вопрос о целесообразности поддержки украинской власти со стороны Германии, США и Франции;
  • Если бы было принято решение о силовом сценарии завершения кризиса. В таком случае логичным шагом на протяжении ближайших часов после смерти Захарченко стало бы начало своих информационных операций — массированной подаче собственных версий причин убийства. Следующим шагом, на протяжении, максимум суток, должна была стать активизация боевых действий и попытка атаковать боевиков.

Реальность несколько иная. Действующему президенту, несомненно, было бы выгодно достичь быстрой победы на Донбассе, например, силовыми методами. Но, увы, сегодня потенциал ВСУ достаточен для успешного сдерживания боевиков с учётом возможных подкреплений из РФ. Атака была бы сопряжена с большими потерями и без 100% гарантии результата, которые, учитывая рейтинг Порошенко, чрезвычайно вредны в период предвыборной кампании. В конце концов, освобождение Донбасса заключается не только в контроле степей — это ещё штурм больших и густонаселённых городов. Поэтому силовой вариант вряд ли возможен в ближайшее время. Кроме того, есть ещё несколько аргументов:

  • Мирного процесса как такового не существует уже 2 года. Ситуация находится в состоянии «ни войны, ни мира» допустима и отчасти выгодна для Украины, допустима для США и ЕС, выгодна и допустима она, в определённой степени выгодна обеим сторонам — логику процессов описывали в прогнозе Украинского Института Будущего на 2018 год. Таким образом, если пользоваться логикой спикеров из РФ, украинской стороне просто нечего срывать.
  • Версия с сознательной провокацией для срыва переговоров Путина с лидерами ЕС и США не выдерживает критики, поскольку Украина чрезвычайно сильно зависит от внешней помощи. И потеря таковой в предвыборный год равносильна досрочному поражению Порошенко на президентских выборах.
  • Сам ход переговоров о миротворцах. Украина за последние полтора года добилась существенных подвижек в международном признании факта агрессии РФ. То, что Крым оккупирован (даже не аннексирован, а оккупирован) зафиксировано в резолюции Генеральной Ассамблеи. Факт агрессии на Донбассе и присутствия там российский кадровых войск подтверждён следственной группой по МН-17, документами НАТОофициальным заявлением Столтенберга и др. Это даёт Киеву надежду на возможное признание РФ стороной конфликта и, как следствие возможное подписание ею мандата о миротворческой миссии (если таковая будет). Приход миротворцев является сомнительным успехом с точки зрения стратегических интересов Украины, но он, несомненно, будет тактическим успехом для команды Порошенко, если подписание документов состоится до президентских выборов.
  • Захарченко и его «бизнес» в оккупированной части Донецкой области — это российская проблема, поскольку Кремль вынужден содержать «народные республики» и закрывать глаза на кражу части средств, контрабанду товаров (в том числе наркотиков, оружия) на свою территорию. Существование такого «подарка Кремлю» — вполне приемлемая опция для Киева на фоне невозможности быстро решить проблему войны на Востоке.

Таким образом, если принимать на веру российские тезисы, российский взгляд на ситуацию на востоке Украины, убийство Захарченко украинскими силовиками логично. Если оценивать имеющиеся факты и хотя бы частично изучить мотивацию Киева — нет.

Ликвидация российскими спецслужбами (либо непосредственно, либо через своих наёмников в «ДНР»). Тут ситуация несколько иная. Тезисы российской власти, которые активно продвигают их СМИ я кратко описал в предыдущем блоке. К этому можно добавить несколько дополнительных фактов:

  • Большой сделки с США во время встречи Трампа и Путина достигнуть не удалось. Напомню, что одной из опций были уступки Москве в украинском вопросе в обмен на уступки Вашингтону на других площадках. Подробно варианты мы с Илией Кусой рассматривали в тексте «Три основных сценария политического компромисса Трампа и Путина«;
  • Признание России агрессором и оккупантом изменяет рамки переговоров по Донбассу, несколько ослабляя позиции РФ, позволяя партнёрам более настойчиво требовать уступок. При этом Россия чрезвычайно сильно заинтересована в приостановке части санкций (по крайней мере из последних пакетов США) в обмен на компромисс, но не может себе позволить отказаться от ключевых требований в украинском вопросе — глубоких политических компромиссов в Украине;
  • В Кремле понимают, что бесконечно затягивать время в переговорах по Украине невозможно, в то же время осознают, что достижение компромисса по введению миротворцев (даже с опцией реализации политического пакета «Минска-2») усилит позиции действующей власти, поскольку та, в освещении «договора о миротворцах» сосредоточится на тезисе «мир сегодня». А практическое обсуждение темы выборов и статуса территорий возможно лишь по прошествии как минимум года;
  • В случае достижения компромисса по миротворческой миссии для РФ выгодно, чтобы в качестве «второй стороны», подписывающей мандат выступали так называемые «ЛНР» и «ДНР», а она сама не была признана в качестве стороны конфликта. В то же время очевидно, что наличие фигур вроде Захарченко и Плотницкого является препятствием к такому формату, как и к реализации «политической составляющей Минска-2». Второго РФ отстранила ещё в 2017 году и Захарченко оставался едва ли не последней крупной публичной токсичной фигурой из числа донбасских сепаратистов на игровой доске.
  • Россия последние 18 месяцев стремилась оптимизировать процессы управления и финансирования непризнанных республик. Решив проблему в Луганске, рано или поздно она должна была заняться Донецком. Тем более, что вопросов к руководству «ДНР» накопилось более чем достаточно.

Фактически, РФ нужно было найти повод взять паузу в дискуссиях по поиску путей передачи Донбасса Украине, при этом, желательно, создать предпосылки для выхода на более выгодные позиции.

Таким образом, у русских была своя мотивация убрать Захарченко из расклада. При этом необходимо было сделать так, чтобы уход «лидера ДНР» не породил проблем с управляемостью регионом. Для начала Москва через подконтрольных силовиков завершила процесс ликвидации неподконтрольных вооружённых формирований. Батальон Прилепина был одним из последних очагов. Следующий этап — ликвидация даже «личной охраны» местных чиновников о чём пишет упоминаемый сепаратисткий телеграм-канал «Данный шаг — не первый в деле наведения порядка с оружием на территории ДНР. По итогу оружие должно остаться только у корпуса, МВД и МГБ. И никаких «личных охран», состоящих из вчерашних стриптизеров и неврастеников». Возможно, с Захарченко думали поступить по алгоритму Плотницкого — отставка, сдача информации о денежных и контрабандных потоках, возможность жить где-нибудь на просторах РФ. Но тот оказался непонятливым и два раза за лето фактически «бегал» от кураторов. Дальше, как говаривал один из украинских президентов, «маємо те що маємо».  При этом РФ заявляет об акте «международного терроризма», заводит уголовное дело, но не отправляет следователей к месту трагедии. Для сравнения: после крушения МН-17 первый вопрос, который подняли страны, заинтересованные в расследовании — присутствие их специалистов на месте. В нашем случае такого нет. Более того, приезд группы уже после спешных похорон (значит, без дополнительной экспертизы останков) и после «наведения порядка» на месте преступления будет не более чем цирковым представлением.

Кстати, нельзя исключать, что убийство Захарченко было инсценировкой и, на самом деле,  его просто вывели из игры, отправив куда-нибудь подальше от внимания публики. Любопытно, что буквально пару недель назад на телеграм-канале НеЗыгарь была размешена информация, что руководство ЛДНР прикупило несколько шикарных вилл в Венесуэле. Сбрасывать со счетов  такой вариант тоже не стоит.

Что дальше?

Следующим шагом, естественно, должны были стать меры, направленные на достижение «паузы» в переговорах по Донбассу. Что и произошло:

  • часть российских СМИ успели заявить о срыве минского процесса как такового, поскольку документы подписывали «лично Захарченко и Плотницкий»;
  • Министр иностранных дел РФ Лавров уже заявил о невозможности очередной встречи в «Нормандском формате».

Таким образом с точки зрения тактики, Россия использовала смерть Захарченко для того, чтобы, без лишнего риска взять паузу в переговорах по украинскому вопросу. При этом в ближайшее время российские дипломаты на международных площадках будут настойчиво продвигать тезис об «украинской спецоперации по убийству руководителя ДНР». В то же время, взрывом в кафе «Сепаратист» завершён процесс уничтожения (вывода) с территории ЛДНР наиболее токсичных публичных персонажей, которые могли служить препятствием прогрессу в реализации «политического пакета урегулирования» — вопросам амнистии и выборов.

Кроме того, подписание документов по урегулированию Киевом с одной стороны и «ДНР» с «ЛНР» с другой более вероятны, когда во главе «республик» стоят ничем не примечательные и не вызывающие резкой реакции у украинского общества личности. Это даёт возможность пророссийским политикам, например, Виктору Медведчуку, активно продвигать тезис о необходимости поиска точек соприкосновения с «народными республиками» — ведь наиболее одиозных личностей там уже нет.

Таким образом, обеспечив себе паузу, РФ может уже через 3-4 месяца выйти с обновлёнными инициативами по урегулированию. Более того, её согласие на «переговоры, несмотря на убийство в Донецке» будет в очередной раз преподнесено на внешних площадках как добрая воля руководства России, прогресс в деле мирного урегулирования.

В результате уже к концу года мы можем стать свидетелями попытки согласования предварительного формата урегулирования конфликта на Донбассе. Например, в форме миссии по поддержанию мира и, одновременно с этим, перечня политических компромиссов, к которым будут склонять Украину. В нашей стране как раз начнётся предвыборная кампания и однозначное согласие Петра Порошенко на такой формат (с детально прописанным политическим планом) может быть использовано оппонентами. Отказ же от урегулирования будет использован его оппонентами для агитации на Юге и Востоке страны, что приведёт к усилению позиций пророссийских партий на парламентских выборах. В любом случае позиции нового (или нового-старого) президента будут слабее, чем сегодня. Это значит, что шансы Москвы «вернуть Донбасс на своих условиях» существенно возрастают.

Украине, при таком раскладе сил, необходимо как минимум ещё раз сформулировать «красные линии», переход через которые будет означать проблемы не только для нас, но и для наших партнёров. А также просчитать различные сценарии развития событий на Донбассе. Мы должны знать стоимость (не только денежную — политическую, ресурсную) каждого из вариантов, иметь возможности (и планы) влияния на ситуацию.

Игорь Тышкевич

Читайте также: