«Запустили в поле, начали расстреливать в упор»: откровенная история добровольца, пережившего Иловайский котел

29.08.2018 102 0

В ночь на 29 августа президент РФ Владимир Путин призвал создать для украинских военных «зеленый коридор», но россияне не сдержали обещания, колоны были расстреляны при выходе. По официальным данным, тогда погибли 366 украинских военнослужащих, еще 429 бойцов получили ранения. Кроме того, 300 военнослужащих попали в плен. По неофициальным данным, эти цифры намного больше.

Проходит четвертая годовщина Иловайской трагедии, когда Украина понесла тяжелые потери в августе 2014 года

В последние дни августа Украина вспоминает героев, погибших в Иловайском котле и в операции по освобождению Иловайска в августе 2014 года. Также каждый год 29 августа отмечается годовщина начала выхода украинских военных из Иловайского котла (Донецкая область).

Бои за Иловайск продолжались с 6 августа по 3 сентября 2014 года. В ходе  боев 18 августа украинские военные и добровольческие батальоны вошли в город Иловайск. Они взяли под контроль значительную часть города, но когда сюда зашла регулярная российская армия, 23-24 августа они оказалось в окружении.

Ночью 29 августа президент РФ Владимир Путин обратился к террористам с призывом создать коридор для украинских военных, находившихся в окружении. Утром того же дня российский офицер приехал во Многополье и сказал украинским военным, что выход должен проходить без оружия. В 8.15 украинские добровольцы и военные начали движение из города колоннами, но во время выхода были предательски расстреляны врагами. Украина понесла тяжелые потери. Это побудило высшее руководство заключить Минское перемирие с привлечением ОБСЕ, Украины, России и представителей боевиков.

По официальным подсчетам, в период боев за Иловайск погибли 366 украинских военных, пропавших без вести – 158, раненых было 429, пленных – 300.

«Во время первого захода в Иловайск мы потеряли первых наших бойцов»

Накануне четвертой годовщины трагических событий Styler встретился с Андреем Погореловым — участником войны на востоке Украины, добровольцем батальона «Донбасс», который принимал участие в Иловайской операции и спасся во время выхода из Иловайского котла.

Доброволец батальона «Донбасс» Андрей Александрович Погорелов позывной «Леший», воевал в составе второго взвода первой штурмовой роты. Принимал участие в штурме Иловайска 18 августа 2014 года. На его глазах погибали его собратья-добровольцы. Позже, осенью 2014 года, сам Андрей попал в плен к сепаратистам, когда его вместе с другими добровольцами окружили в Червоносельском. Андрея отпустили в обмен на пленных террористов под новый 2015-й год.

"Запустили в поле, начали расстреливать в упор": откровенная история добровольца, пережившего Иловайский котелФото: «Впервые мы зашли в Иловайск 10 августа. Это была такая себе «разведка боем» — доброволец Андрей Погорелов (Виталий Шевченко)

Андрей Погорелов вспоминает операцию по освобождению Иловайска, события Иловайского котла и о том, как ему удалось спастись во время одной из самых трагических страниц войны на Донбассе.

«Впервые мы зашли в Иловайск 10 августа. Это была такая себе «разведка боем». Я еще не присутствовал там: я только приехал с операции ночью, поэтому мне приказали отдыхать. Во время первого захода в Иловайск мы потеряли первых наших бойцов. «Коммунист», «Немо» и «Монгол» погибли. «Разведка боем» получилась неудачная», — вспоминает Андрей Погорелов.

Штурм Иловайска бойцами батальона «Донбасс» и другими украинскими силами состоялся 18 августа.

«Тогда нами были взяты окраины города: частный сектор. Мы закрепились в местной школе и 19-го августа уже начали наступательные действия. Тоже понесли потери. Считаю, это случилось потому, что нас в тот момент плохо корректировали ВСУ: мы не знали, ни сколько у нас противников, ни других нюансов. И там мы этак десять дней толклись», — говорит он.

За этот период территории города периодически переходили из рук в руки: террористы захватывали Иловайск частями, но украинские войска отбивались.

«Мы делали зачистки, атаковали, отбили пару блокпостов. Несли потери: нас постоянно обстреливали грады, тяжелая артиллерия. Даже несмотря на то, что в подвале школы, в которой мы закрепились, были их (боевиков – ред.) женщины, матери, дети. Бомбили нас постоянно! Когда на часах было восемь часов утра или восемь вечера – мы уже знали, что именно в этот период будут бомбить в течение нескольких минут или часов, как они себе хотели. Ночью – так же, конечно, бомбили. И вот так мы держались до приказа выходить», — вспоминает доброволец.

«Расстреливали и машины, на которых были красные кресты»

Через некоторое время пребывания в Иловайске, когда вокруг украинских военных все больше концентрировались сепаратисты и российская армия, добровольцам батальона «Донбасс» сообщили, что для них будет создан «зеленый коридор».

"Запустили в поле, начали расстреливать в упор": откровенная история добровольца, пережившего Иловайский котелФото: В последние дни августа Украина вспоминает героев, погибших в Иловайском котле и операции по освобождению Иловайска в августе 2014 года (РБК-Украина)

«Нам сказали, что будет зеленый коридор. Во Многополье стянулись колонны. Они были огромные: там были собраны все добробаты. Кроме «Донбасса», с нами воевали около пятидесяти человек из «Днепра» и где-то тридцать – из «Херсона». И когда мы выходили в коридор, то столкнулись там с регулярными российскими войсками. Они предложили бросить оружие и идти без него. Получили отказ. Оружия, конечно, никто не бросил, и мы рванули в коридор», — вспоминает он.

Несмотря на договоренности не использовать оружие, военных начали расстреливать.

«Запустили в поле и начали расстреливать в упор. Сначала они сожгли машину с ранеными. Расстреливали и машины, на которых были красные кресты, машины с ранеными. Один КАМАЗ с красными крестами быстро расстреляли прямой наводкой. Били в основном по больших машинах. Я выскочил из машины с «Хохлом» и «Сарматом». Мы на Жигулях проскочили: съехали в поле и добрались до хутора», — говорит он.

«Сепаратисты приходили на переговоры и просили, чтобы наши медики оказали им помощь»

Позже, осенью 2014 года, Андрей Погорелов попал в плен вместе еще со 112 украинскими военными, когда сепаратисты окружили их в Червоносельском.

«Сказали: если сдадитесь, то мы сохраним жизнь раненым. А у нас раненых было около шестидесяти человек. Ребята начали умирать в первую ночь, потому что медикаментов не хватало. Хотя наши медики оказывали помощь до последнего, чем могли. Наши медики даже ходили к сепаратистам оказывать помощь. Девушки шли, и это — при постоянных обстрелах!» — говорит он.

По словам добровольца, о помощи медиков их попросили сепаратисты, потому что тоже несли потери и имели много раненых.

«Сепаратисты приходили на переговоры и говорили, что у них не было врачей. Просили, чтобы наши медики шли и оказали им помощь. Им гарантировали безопасность: медик есть медик, и должен оказывать помощь любому. У нас скорую помощь в основном оказывали девушки-добровольцы. Такие отважные – капец!» — вспоминает Погорелов.

Российские военные выдавали себя акцентом

Уже когда военных захватили в плен, во время разговоров русские выдавали себя своим акцентом, говорит Погорелов.

«Опознавательных знаков у них не было. У кого-то, явно было видно, нашивки были прикрыты какими-то непонятными кусками ткани. И самое интересное, что у них были белые флаги: мы не знали, едут они к нам на переговоры или атакуют. Мы подпускали их близко, а уже когда видели, что начинают наступать, то отстреливались уже из ближних позиций», — говорит Погорелов.

"Запустили в поле, начали расстреливать в упор": откровенная история добровольца, пережившего Иловайский котелФото: «Сказали: если сдадитесь, то мы сохраним жизнь раненым. А у нас раненых было около шестидесяти человек» – доброволец Андрей Погорелов (РБК-Украина)

Россияне не скрывали, откуда они, добавляет он.

«Однажды на переговорах я говорил с лейтенантом, который служил в дессантуре. Я говорю: «Как так вышло, чего вы сюда полезли?». Молчал. Добавил, правда: «Я немного нервничаю, когда вооруженный со мной говорит с автоматом в руках».

В плену именно добровольцам было сложнее всего, вспоминает военный.

«Ну представьте: попалик сепарам самые злейшие враги — добровольцы! Да еще и батальон «Донбасс». Сначала спрашивали, почему батальон так называется. Думали потому, что там в основном все родом из Донбасса. Но в основном это центральная Украина, немного западной. Основная масса батальона «Донбасс» – с Кировоградской, Киевской областей», — говорит Андрей Погорелов.

К добровольцам применяли особо жестокие пытки, говорит он.

«И били, и издевались. Особенно над теми, кто был с Донецкой области. Их считали предателями, и к ним применяли жесточайшие пытки. Меня тоже хорошо надубасили, ведь я поговорить люблю. Они либо выборочно жертв выбирали, или кто много говорил и не стеснялся отвечать на оскорбления. Но их поражало, что мы не ломаемся. Расстреливать выводили, а потом оказывалось, что это имитация расстрела:

— Завязывать вам глаза?

— Да нафига, стреляйте так.

«Не знаю, как с ними жить. Они нас ненавидят, а мы – их»

Пленных украинских военных в самом начале плена кормили дважды в день. Но какая это была еда! Порой ее смешивали с чем-то несъедобным и доливали жидкость с резкими запахами.

«Кашу давали. В кашу, бывает, пыли насыпят или керосина нальют. Стали лучше кормить, когда нас разделили: 70 человек поехали в Иловайск, а где-то двадцать осталось в подвале. Как они сказали, оставили «склонных к саботажу». Когда нас под конец октября разделили и когда их пленных привезли на обмен, то нам стали давать уже то, что они сами ели», — вспоминает он.

"Запустили в поле, начали расстреливать в упор": откровенная история добровольца, пережившего Иловайский котелФото: Бои за Иловайск продолжались с 6 августа по 3 сентября 2014 года (РБК-Украина)

Два месяца он жил в подвале с сотней других украинских военных.

«В начале поменяли самих молодых, кто ранен, кто болен. А затем четыре месяца нас там держали и дальше. Поменяли в канун нового года. И то не всех, ребята там еще остались», — рассказывает Погорелов.

Он даже не представляет, как бы общался с теми, кто живет на оккупированных территориях, когда их освободят.

«За это все время даже их дети нас возненавидели. Я даже не знаю, что с этим делать. Конечно, это не по-человечески — делать полную зачистку территорий. И когда они к нам вернутся, а это будет неизбежно, не знаю, как с ними жить. Они нас ненавидят, а мы – их. Мы там теряли своих собратьев, это же было у нас на глазах! Некоторые из сепаров еще тогда понимали, что им труба: россиянам они не нужны, и нам тоже. Насколько я знаю об этих вертухаях, которые нас во время плена охраняли, уже никого из них нет: кто в Россию сбежал, кого-то убили», — говорит он.

Читайте также: