Оборонительная позиция адвокатов президента Порошенко

02.07.2018 81 0

За несколько недель до публикации «панамских документов» в апреле 2016 года кипрским юристам президента Украины Петра Порошенко пришлось попотеть.

Они получили запрос от журналистов об офшорной компании Порошенко, которую тот создал, чтобы сохранить свою кондитерскую империю. В расследовании журналистов фигурировала управляющая активами Порошенко компания с Британских Виргинских Островов (БВО) под названием Prime Asset Partners Ltd.

Новая серия «панамских документов» проливает свет на то, чем были заняты юристы Порошенко, когда близилась дата выпуска первого расследования.

Они просили сотрудников панамской юридической фирмы Mossack Fonseca, занимающей центральное место в расследовании, внести изменения в документы, связанные с фирмой Порошенко.

Похоже, они преследовали цель защитить президента от критики на родине.

Часть изменений направлена на то, чтобы убрать имя Порошенко из документов о непосредственном владении компании с Британских Виргинских Островов. Какие-то изменения должны были сгладить тот факт, что Порошенко дважды не внес компанию в обязательную декларацию о доходах в 2014 и 2015 годах.Однако Mossack Fonseca согласилась не на все правки.

Немецкая газета Süddeutsche Zeitung получила новые документы Mossack Fonseca и предоставила их Международному консорциуму журналистских расследований (ICIJ) и Центру по исследованию коррупции и организованной преступности (OCCRP). Эти файлы, которые были собраны уже после обнародования первых «панамских документов», проливают свет на то, как команда Порошенко пыталась замести следы после выхода громкого расследования.

Новая утечка также показывает, что, пока президент уверял, что отказался от бизнеса и перевел его в траст, его близкий друг возглавил все три офшорные компании, связанные с бизнесом украинского президента.

Большой переполох

Расследование об офшорах Порошенко стало одним из главных в «панамских документах», которые взорвали мир в апреле 2016 года.

Порошенко понимал, что его кондитерский бизнес стоимостью 860 миллионов долларов — болезненный вопрос для страны, где с президентского поста только что свергли отъявленного коррупционера.

«Если меня изберут, я продам «Рошен», — сказал Порошенко в интервью немецкой газете Bild во время избирательной кампании. — Как президент Украины я хочу и буду заботиться исключительно о благосостоянии страны».

Более того, по украинским законам он должен был передать акции независимым управляющим в течение десяти дней после избрания президентом.

Но согласно утечке, через несколько месяцев после того, как он стал президентом (летом 2014 года), юристы Порошенко открыли на Британских Виргинских Островах компанию для управления Roshen, а ее единственным акционером стал избранный украинский президент.

Как только журналисты связались с людьми из команды Порошенко, те поняли, что по крайней мере частично эта информация будет опубликована

Тогда офшорная компания стала проблемой, ведь она противоречила публичным заявлениям Порошенко. Кроме того, встал вопрос о том, пытался ли президент уклониться от налогов, переведя свою компанию в офшорную зону.

После публикации расследования, юристы и сторонники Порошенко провели месяцы в попытках убедить избирателей, что президент не сделал ничего неправильного. . Но их аргументы были дискредитированы непоследовательными заявлениями и прямыми противоречиями, которые выявила утечка и информация из открытых источников.

Отвечая на вопрос журналистов OCCRP о компании с БВО впервые в марте 2016 года, юристы объяснили, что она была создана с целью привлечь к кондитерским активам Порошенко потенциальных покупателей.

По их словам, когда стало ясно, что продать по хорошей цене бизнес не удастся, они создали офшорную структуру, чтобы передать его в “слепой траст” в Швейцарии, неподконтрольный президенту.

Представители траста Ротшильда в Цюрихе подтвердили в апреле 2016 года, что для управления активами Порошенко был создан “слепой траст.”

Однако мало что известно об условиях соглашения: в частности, сохранился ли непосредственный контроль над компаниями ву Порошенко. Журналисты неоднократно запрашивали у президента и его юристов разрешение на независимую экспертизу соглашения на предмет возможного конфликта интересов, но ответа так и не получили.

Женщины выходят из магазина «Рошен» в Киеве. Сентябрь 2014.Фото: Валентин Огиренко/Reuters

За кулисами

Новые «панамские документы» раскрывают, что происходило на момент первой утечки.

Всего через несколько дней после того, как журналисты спросили об участии Порошенко в компании с Британских Виргинских Островов, его кипрские юристы отправили в Mossack Fonseca письмо с просьбой внести изменения в документы.

Они попросили увеличить общее количество акций в Prime Asset Partners c 1000 до 50 000. Владельцем новых акций должен был стать не Порошенко, а его украинский фонд Prime Assets Capital. Эти действия фактически отодвинули бы президента от прямого участия в компании.

Тем не менее, как показывает новая утечка, сотрудники Mossack Fonseca не сразу отреагировали на требования юристов Порошенко. Сначала они захотели лучше узнать фонд Prime Assets Capital. В частности, запросили нотариально заверенную копию документов директора украинского фонда — на тот момент ним был отец президента Алексей Порошенко.

В файлах Mossack Fonseca нет доказательств, что юристы Порошенко представили запрашиваемые документы. Напротив, по состоянию на июль 2017 года, когда Mossack Fonseca передала документы властям БВО, Порошенко по-прежнему значился единственным акционером.

Этот факт противоречит содержанию письма, которое представители администрации президента отправили журналистам прошлой осенью и в котором говорится, что «Порошенко покинул Prime Asset Partners Limited (BVI) в рамках реструктуризации корпорации Рошен во время передачи корпорации в “слепой траст”».

На просьбу прокомментировать это, юристы Порошенко ответили, что внесли эти изменения, чтобы “финализировать” реструктуризацию активов президента перед тем, как они перейдут в “слепой траст”. Они не комментировали даты внесенных изменений. Еще одно важное изменение произошло в феврале 2016 года, за три месяца до публикации «панамских документов».

Тогда юристы Порошенко попросили Mossack Fonseca изменить стоимость акций управляющей компании с БВО.

Сертификат акций компании, который оказался в первой утечке, свидетельствует, что их стоимость оценивается в 1 доллар за штуку. Следовательно, 1000 акций Порошенко стоили 1000 долларов. Это создавало проблему для президента, поскольку он должен был указать их в декларациях о доходах и активах, которые обнародовал в 2014 и 2015 годах. Но он этого не сделал.

В феврале 2016 года кипрские юристы президента направили новый сертификат, в котором утверждалось, что акции Порошенко не имеют номинальной стоимости. . Первичный сертификат был аннулирован. Тогда в ответ на запрос OCCRP юристы заявили, что первый сертификат был выдан по ошибке.

Новая утечка показывает, что второй сертификат действительно датирован 22 августа 2014 года, то есть на следующий день после основания компании. Но Mossack Fonseca получила его лишь в феврале 2016-го. Другими словами, документ был составлен задним числом.

Сертификат об акциях с нулевым номиналом противоречит документам, которые были переданы в траст Ротшильдов в декабре 2015 года. В них утверждается, что акции Порошенко имели ценность и что компания выпускала их только однажды — в день своего открытия.

Когда репортеры обратились за комментарием к юристам Порошенко, те сослались на собственные заявления перед публикацией двухгодичной давности: акции не имели стоимости и соответственно президент не должен был декларировать компанию.

Документы из новой утечки также показывают, что в феврале 2016 года украинец по имени Сергей Зайцев был назначен директором Prime Asset Partners — компании Порошенко на Британских Виргинских Островах.

Зайцев — приятель Порошенко еще со студенческих времен, он занимал пост заместителя директора Roshen в течение последних 20 лет. Он также был назначен руководителем компаний Порошенко на Кипре и в Нидерландах.

Никаких последствий

Сразу после публикации «панамских документов» фискальная служба, прокуратура и новое Антикоррупционное бюро Украины в один голос заявили, что не увидели в них нарушений закона со стороны Порошенко или не могут вести расследование в отношении него. Согласно украинскому законодательству, только специальный парламентский комитет может расследовать деятельность президента. Однако несколько попыток парламента расследовать офшорное дело Порошенко провалились.

Новая утечка показывает, что расследование деятельности Порошенко проводили и Британские Виргинские Острова. Агентство финансовых расследований вело дело о предполагаемом отмывании денег его компанией и запросило данные у Mossack Fonseca вскоре после публикации первых «панамских документов».

В июле 2017 года другое подразделение Минфина БВО — Международное налоговое управление — также запросило документы о компании Порошенко.

Текущий статус этих расследований неизвестен. Ни агентство, ни министерство не ответили на запросы журналистов о комментарии.

Источник

Читайте также: