- Аналитика

За шаг от бездны: смягчит ли Польша градус противостояния с Киевом

В течение последних месяцев тональность польских заявлений в отношении нашей страны стала существенно мягче. Основные «ястребы», формирующие польско-украинскую повестку дня, покинули свои кресла; вместо них за работу взялись профессиональные дипломаты. Что дает некую надежду на определенную нормализацию отношений между Киевом и Варшавой. Ну, или хотя бы – на предотвращение дальнейшей эскалации конфликта

Приход к власти в 2015 году правоконсервативной партии «Право и Справедливость» ознаменовался резкой сменой как внутри-, так и внешнеполитического дискурса. Попытки объединить польское общество на основе духовных скреп и комплекса народа-жертвы вызвали к жизни призраки прошлого, которые ранее уже вызвали напряжение в отношениях Варшавы с Берлином и Вильнюсом. Но главные испытания ожидали именно польско-украинские отношения, которые стараниями многочисленных функционеров правящей партии стали заложниками нашего общего непростого прошлого.

Градус противостояния неуклонно повышался. В июле 2016 года польский Сейм специальным постановлением провозгласил трагические события на Волыни 1943-45 годов геноцидом польского народа. В апреле прошлого года польские националисты при поддержке местных властей уничтожили памятник воинам УПА на кладбище села Грушовичи возле Перемышля, который до этого неоднократно осквернялся вандалами; а вийт (староста) гмины Стубно распорядился пустить камни памятника на… укладку дорог.

Введенный в ответ Украинским институтом национальной памяти мораторий на легализацию польских захоронений на территории Украины в Варшаве восприняли чуть ли не как объявление войны: в ноябре тогдашний глава МИД Польши Витольд Ващиковский приступил к формированию «черных списков» невъездных украинцев. О мелких демаршах – типа демонстративного отказа Ващиковским посетить львовский музей «тюрьма на Лонцкого» — и говорить не имеет смысла: таковых было великое множество.

Смена правительства Беаты Шидло на технократический кабинет Матеуша Моравецкого изначально никак не изменило генеральную линию Варшавы: внешнеполитический ястреб Ващиковский, обожающий рассуждать о «сознательном искажение исторической правды Украиной» и «героизации бандеризма», сохранил свой портфель, а польский парламент в конце января нынешнего года принял закон «Об Институте национальной памяти».

Устанавливающий уголовную ответственность как за отрицание так называемых «преступлений украинских националистов», так и за высказывания об участии поляков в преступлениях нацистов.

Новый глава МИД: смена риторики и начало «разрядки»

Первые признаки некой разрядки и нормализации отношений появились со сменой руководителя польской дипломатии. В январе 2018-го вместо конфликтного Витольда Ващиковского, озабоченного вопросами восстановления «исторической справедливости», МИД возглавил профессиональный дипломат Яцек Чапутович, изначально избегающий резких высказываний.

Во время своего программного выступления в Сейме 21 марта сего года, касаясь украино-польских отношений, Чапутович высказал лишь одну претензию к Киеву – в части моратория на эксгумацию и легализацию польских захоронений.

Более того, говоря о 75-летии Волынской трагедии (которое Польша будет отмечать в июле этого года), новый глава польского МИДа отметил лишь важность принятия совместного с Украиной «сценария отмечания годовщины этих исторических событий».

Примерно тогда же из Министерства ушли наиболее непримиримые по отношению к Киеву топ-функционеры. В частности, польское дипломатическое ведомство покинул Ян Парис – глава министерского кабинета, известный заявлением, что, дескать, Польша без Украины очень даже справится, а вот наша страна без Польши – ну никак. Уволился и секретарь МИД Ян Дзедзичак – один из самых принципиальных борцов за «восстановление исторической справедливости». Курирование отношений с Украиной перешло к заместителю главы МИД Бартошу Цихоцкому – кадровому дипломату, который всячески акцентирует внимание на необходимости выстраивания добрых отношений между нашими странами и народами.

В то же время в Варшаве понемногу корректируют ранее непримиримую позицию по «украинской части» закона об Институте национальной памяти (ИНП). Как известно, сам Закон вступил в силу 1 марта, но президент Анджей Дуда, подписывая документ, направил его на рассмотрение в Конституционный суд. Так что вполне возможно, что наиболее одиозные нормы из него все-таки уберут.

Основания так думать появились после того, как в марте министр юстиции Польши Збигнев Зебро направил в КС письмо с выводами, согласно которым положения закона о «преступлениях, совершенных украинскими националистами» требуют уточнения и коррекции.

Одновременно официальная Варшава не стесняется демонстрировать растущую поддержку Украины на международной арене – будь то в части противодействия российской агрессии, попыток блокировать строительство второй ветки «Северного потока» или – даже – попыток содействовать разрешению украино-венгерского конфликта. Так, недавно Яцек Чапутович назвал противостояние Киева и Будапешта «спором в кругу семьи» и призвал привлечь к решению проблемы Генсека НАТО Йенса Столтенберга. Поддержку Варшавы в данном вопросе не стоит недооценивать, учитывая тесные связи Польши и Венгрии и их постоянную координацию усилий в противостоянии со странами «старой Европы». Взять хотя бы тот факт, что венгерский премьер Виктор Орбан во время своей инаугурационной речи отметил «определяющую роль» Польши в Центральной и Восточной Европе.

Наконец, весной в Польше задержали нескольких российских шпионов. Заданием которых, среди прочего, было разжигание украинско-польской розни.

Так что определенная коррекция курса Варшавы в отношениях с Киевом – определенно имеет место быть. Причин этому, на наш взгляд, несколько.

Во-первых, приняв скандальный закон об ИНП, Польша оказалась, по сути, в международной изоляции – помимо Украины, Закон резко раскритиковали в Иерусалиме, а также в Вашингтоне – ключевом внешнеполитическом союзнике Варшавы. Правда, там критике подверглась норма, запрещающая дискуссии о роли поляков в Голокосте, а не его «украинская» часть. Тем не менее польские власти, похоже, начали искать выходы из сложившейся ситуации на всех направлениях. В том числе – и на украинском.

Сыграли свою роль, безусловно, и описанные нами кадровые изменения – в правительстве вообще и в МИДе в частности. За дело построения украино-польских отношений взялись люди, для которых важно решать возникающие проблемы, а не вызывать из небытия призраки прошлого. Не исключено, что пагубность проводимой политики стала очевидна и высшему политическому руководству страны, включая ее неформального лидера – сенатора Ярослава Качинського. Возможно, в офисе сенатора таки решили: прессинг Украины и дальнейшее ухудшение отношений на руку лишь общему врагу. Который не привык церемониться ни с украинцами, ни с поляками.

Преодолен ли кризис?

Главный вопрос сейчас – можно ли говорить о необратимости коррекции политики Варшавы и об украино-польской оттепели как о долгосрочном тренде? Возможно, и да, но существенные риски все же присутствуют.

11 июля Польша будет отмечать 75 годовщину Волынской трагедии. Разумеется, такой повод будут вовсю использовать радикалы для самопиара, особенно с учетом предстоящих в следующем году парламентских выборов.

Существует вероятность, что и правящая партия вернется к более агрессивной риторике – просто чтобы не позволить ультраправым «залезть» на свое электоральное поле.

Подливают масла в огонь и нерешенные зависшие вопросы в области политики исторической памяти. Так, эксгумация останков на месте разрушенного памятника в Грушовичах вовсе не внесла ясности. Напротив, стороны продолжают настаивать на различной интерпретации, казалось бы, вполне однозначных находок. Украинские историки утверждают, что среди 18 захоронений найдены как минимум 3 могилы воинов УПА. Польские же археологи настаивают: под уничтоженным монументом погребены только гражданские.

Не менее принципиальным остается вопрос о легализации польских захоронений в Украине. В Варшаве дали понять – мораторий остается такой себе «красной линией», за которую Польша отступать не намерена. Со своей стороны, в отечественном МИДе заявили, что ждут первого шага в вопросе восстановления украинских памятников на своей территории именно от Польши. И лишь после этого мораторий будет отменен.

Во многом дальнейшее развитие ситуации зависит от предстоящего отмечания годовщины событий на Волыни – в сущности, до 11 июля осталось совсем немного. Кроме того, в ближайшее время ожидается решение Конституционного суда по закону об ИНП: позиция Минюста увеличивает вероятность того, что судьи согласятся скорректировать закон. Хотя и не гарантирует этого.

Впрочем, несмотря на риски, оснований смотреть в будущее украино-польских отношений сегодня куда больше. Похоже, в Варшаву пришло осознание того, что в затяжном конфликте победителей не будет. Проиграют народы обеих стран. Что, увы, уже не раз случалось в нашей истории.

Максим Викулов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *