- Аналитика

Качество образования в Украине и независимое тестирование

Для выпускников и их родителей наступает горячая пора — скоро им предстоит подавать документы на вступление в вузы. Судьба большинства абитуриентов решится на основе результатов внешнего независимого оценивания (ВНО). Время от времени появляются публикации, в которых это самое ВНО поддается, мягко говоря, критике. В действительности вопрос не заурядный и касается, в той или иной степени, практически каждого.

Начнем с самого главного: обоснованы ли нападки (или критика, если более интеллигентно) на ВНО? Скорее всего, да. Точнее так: даже если сейчас эта критика не обоснована, то очень скоро она такой станет. Чтобы понять почему, постараемся просто представить, как технически реализуется ВНО (имеются в виду вопросы, которые на ВНО выносятся). Для большей конкретики, представим, что это литература. Итак, нам нужно составить список вопросов, которые допускают варианты ответов в стиле «да/нет» и которые позволяют ранжировать уровень знаний абитуриентов. Именно «ранжировать», потому что «оценить» абитуриента при таком подходе в принципе невозможно. Ни один психически здоровый человек не сможет, отвечая на серию вопросов только «да» или «нет», раскрыть глубину литературного произведения. Поэтому с неизбежностью в тестах появляются вопросы типа «сколько раз Наташа Ростова ездила на бал?» или «сколько ножек было у стула, на котором сидел Пьер Безухов?». Даже если произведение очень большое (как, например, «Война и Мир»), вопросов тоже нужно много. И каждый год они должны быть разными. Так что тут без вариантов — рано или поздно вопросы начнут вызывать живой интерес не только филологов, но и психиатров. Но злого умысла или заговора здесь, скорее всего, нет. Просто, какую задачу поставили, такое решение и получили.

Есть еще один важный момент. Дело в том, что кульминацией обучения в школе становится сдача ВНО. А это всего несколько предметов. Причем учитывая специфику тестов, речь идет даже не о том, чтобы предметы выучить, а скорее, чтобы наловчиться дать правильные ответы во время теста. Не всегда есть корреляция с полученными знаниями. Это ближе к компетенциям, за которыми, как известно будущее (правда, не долгое).

Фактически, ВНО повлияло не только на критерии оценивания знаний, но серьезно меняет приоритеты в обучении, и не в лучшую сторону. Может, нужно отказаться от ВНО? Нет, ни в коем случае. От ВНО отказываться нельзя, потому что оно (пока) довольно неплохо выполняет функцию, ради которой его и вводили — снизить коррупцию при поступлении и вернуть веру родителей и абитуриентов в объективность оценивания. Глобальная задача у ВНО одна — унифицировать процедуру поступления, чтобы правила были одни и те же в Одессе, Львове, Киеве и маленьком Полесском селе. Пока это так, ВНО себя оправдывает. Плохо, что для поступления на романо-германскую филологию нужно знать длину хвоста Волка из сказки про Красную Шапочку. Но это лучше, чем конкурс взяток (гипотетически, можно тесты по предметам заменить тестом на коэффициент интеллекта, но, наверное, это будет дискриминация кого-нибудь).

Проблема с качеством вопросов (которая, конечно есть) — не самая большая. Реальная проблема в том, что долго так продолжаться не может (намек на причины — выше). Во-первых, у коррупции как социального явления есть удивительное свойство — она способна адаптироваться, подстраиваться по любые внешние условия. Существует экономически проверенный факт: при введении нового социального/политического/экономического механизма шансы «придавить» коррупцию тем выше, чем выше уровень «автоматизации» этого механизма. Другими словами, чтобы новый механизм стал эффективным, он должен быть по максимуму автоматизирован и лишен влияния человеческого фактора. Но нет такого механизма, который бы не был подвержен коррупции. Вопрос лишь в том, как быстро она его «подминает». В этом отношении ВНО, с его унификацией и автоматизацией, намного эффективнее старых добрых приемных комиссий. Но данные в базы вносят люди, конверты с тестами вскрывают люди, тесты составляют люди. Поэтому рано или поздно (а скорее всего, лет через пять) тестирование свою роль выполнять перестанет. Во-вторых, если ваша цель — поступление, а для поступления нужно сдать ВНО по нескольким предметам, то несложно сообразить, что остальные предметы вас будут интересовать мало. Разумеется, есть оценка за аттестат, но это все косметические эффекты. Для школы как источника базовых знаний это момент разрушительный (хотя, наверное, и не самый страшный).

Получается замкнутый круг. Чтобы его разорвать, следует учесть специфику нашей системы образования. А специфика ее в том, что она никому не нужна. Она не нужна государству. Она не нужна абитуриентам. Она не нужна бизнесу. Не может быть? Увы. Начнем с конца — с бизнеса. Практически любой бизнесмен вам скажет, что ему нужны высококвалифицированные сотрудники и что он их не может найти. И это правда. Но не вся. Есть вторая часть: он их не может найти на ту зарплату, которую предлагает. Кто постарше, помнит времена, когда новые «бизнесмены» в малиновых пиджаках уборщиц нанимали исключительно с высшим образованием, а лучше — с научной степенью. Конечно, времена изменились. Вместо малиновых пиджаков — депутатские значки и министерские портфели. Но дело в том, что барыга остается барыгой, даже если говорит на ломаном английском. А в мире барыг цена знаний — ноль. Но дети уборщиц урок выучили, а границы открыли. Знания могли бы пригодиться «там». В первую очередь математика, физика, химия. Но тут на сцену выходит государство, которым рулят те самые пацаны (их дети, любовницы), которые уборщиц со степенями нанимали. Поэтому физика не нужна, химия не нужна, математика не нужна, а вместо астрономии скоро будет астрология. Формула простая: олигархи плюс полная дебилизация всей страны. Парадные выходы в вышиванках и пение гимна со слезой на телекамеры вводить в заблуждение не должны: Штирлиц, как известно, был единственным человеком в ведомстве Шеленберга, на которого у гестапо никогда не было никаких сигналов. Поэтому наиболее активные абитуриенты за границу уезжают после окончания школы (недавно коллега рассказывал, что в Польше уже учится несколько украинских университетов). Это сейчас. А скоро будут вывозить и старшеклассников. Те, кто остается, поступают в вузы здесь. Но они прекрасно понимаю, что даже если смогут выучиться, то их знания ни стране, ни бизнесу реально не нужны.

Вот в этой ситуации ВНО могло бы дать передышку в несколько лет, когда экономика заработает по-человечески. Когда нормальным будет бизнес создавать, а не отжимать. Когда человека будут ценить за его знания и опыт, а не за коррупционные связи. Когда образование станет самой главной инвестицией в себя, а не впустую потраченным временем. Тогда вопрос поступления в вуз будет регулироваться реальным спросом, реальным предложением и государственными интересами, как во всем цивилизованном мире. Но этого, скорее всего, не случится до тех пор, пока «малиновые пиджаки» не наденут серые робы.

Алексей Васильев, для «Хвилі»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *