Конец ядерной сделки. Кто останется в одиночестве: США или Иран

10.05.2018 87 0

Дональд Трамп заявил о выходе Соединенных Штатов из ядерной сделки с Ираном, расколов мир на две части: тех, кто поддерживает такое решение, и тех, кто считает, что оно создает серьезные угрозы для глобальной безопасности.

Первые в основном находятся в окрестностях Вашингтона, и имя им – члены Республиканской партии США и сочувствующие. Вторые рассеяны по планете, и имя им — легион.

Такая непропорциональная география создает впечатление, что американский президент затеял игру «Я vs Мир». В ней Трамп выглядит безумцем, которого все пытаются обуздать, но у них ничего не получается. Сочувствие оказывается отнюдь не на стороне Трампа. А главными выводами – он нарушил договор. Он развязал руки Ирану: теперь тот за год слепит атомную бомбу, которую в противном случае не сотворил бы и за десять, и пустится во все тяжкие. Кроме того, президент США внес раскол во взаимоотношения стран Запада, и добром все это не кончится.

Все правильно. Внешне все так и выглядит. Но тут на ум приходит конструкция, которой любит пользоваться философ Жижек: что, если?

А что, если Трамп прав? И если, при выносе за скобки кучи аргументов, в которых зарыто слишком много эмоций и желания поиграть в единственного мачо на Земле, Тегеран действительно втихаря, под шелест страниц договора, именуемого Совместным всеобъемлющим планом действий (СВПД), продолжал разрабатывать ядерное оружие?

Что, если захваченный Моссадом полный архив секретного ядерного проекта Amad весом в полтонны, о котором десять дней назад поведал израильский премьер Беньямин Нетаньяху, действительно свидетельствует в пользу этой версии?

Кем в таком случае предстает «идущий не в ногу» Трамп, и кем – те, кто его активно критикует? В сущности, это и есть главный вопрос, на который следует дать честный ответ. Чтобы понять: лучше было продолжить «ядерную сделку» или же разорвать ее? Причем не только Штатам, но и всем остальным членам шестерки, которая его подписала: Великобритании, Германии, КНР, России, Франции.

Сегодня в качестве дежурной шутки сравнивают шаг Трампа, кивающего на «досье Нетаньяху», со знаменитым выступлением госсекретаря Колина Пауэлла (в эпоху правления еще одного «ковбоя» — Джорджа Буша-младшего), потрясающего в ООН пробиркой с якобы химическим оружием Багдада, обосновывая необходимость вторжения в Ирак и свержения режима Саддама Хуссейна. Оружия в итоге не нашли.

И получилось, что море крови, пролитой в Ираке, были пролиты даром. Сам casus belli — сфальсифицирован. А положение дел на землях древнего Вавилона после низложения усатого диктатора лучше не стало. Из всего сказанного лишь последнее – сермяжная правда: на Ближнем Востоке спокойствия как не было, так и нет. И бойня с выросшим из жертвоприношения Саддама ИГИЛ – не единственное, за что может зацепиться глаз, глядящий на все происходящее в этом регионе. Остальное – фейк, к которому мы привыкли. И который очень удобен для того, чтобы представить американских правителей туповатыми негодяями, готовыми кроить и кромсать весь мир в угоду своим политическим амбициям.

На самом деле Пауэлл тогда говорил и иначе, и немного о другом. О том, что Ирак сам признал факт производства 8500 литров агента сибирской язвы. А комиссия ООН высказала предположение, что на самом деле этой гадости могло быть произведено даже втрое больше. При этом Багдад ни перед кем не отчитывался ни о процессе производства бактериологического оружия, ни о том, где и как оно, по утверждению иракцев, было уничтожено.

Что же касается пробирки, то Пауэлл продемонстрировал ее лишь затем, чтобы подчеркнуть: именно такого количества сухого порошка с агентами сибирской язвы хватило, чтобы остановить работу Конгресса (при рассылке писем со спорами сибирской язвы тогда погибли пять человек и еще 17 получили разную степень заражения). А то количество неучтенных иракских биологических агентов с сибирской язвой, о котором было сказано выше – это десятки тысяч подобных пробирок.

Был ли прав Вашингтон, предпринявший вместе с Лондоном военную операцию в Ираке? По формальному признаку – да. По последствиям своих действий – вряд ли.

Ситуация с выходом США из ядерной сделки с Ираном может иметь ту же судьбу. Но если это произойдет, то виновата в этом будет не только и не столько Америка. А то, как сегодня работают международные институты, вроде бы призванные для того, чтобы жизнь на земном шаре становилась если уж не безопасной, то хотя бы не более опасной, чем в предыдущие периоды и эпохи.

Как написал один комментатор на сайте «Голоса Америки»: «Главный международный порок, что ООН и вовсе вне вопросов культивирования милитаризма». Фраза, может, и не самая изящная, но отражающая ситуацию «эректильной дисфункции» Организации Объединенных Наций и ее названных братьев и сестер.

Там, где сами механизмы принятия решений работают так, что уже давно никакого решения консенсусом принять невозможно из-за играющего злую шутку права вето, все в конце концов упирается в действие наиболее сильных и активных игроков. США таковым и является.

Если вслушаться в разъяснения Вашингтона, то едва ли можно заключить, что там в очередной спороли какую-то глупость. Вот, скажем, что подчеркнул в своем специальном заявлении госсекретарь США Майк Помпео: «Наши усилия не ограничиваются только борьбой с ядерной угрозой, и мы будем работать вместе с нашими партнерами над тем, чтобы избавиться от угрозы создания Ираном баллистических ракет, остановить террористическую деятельность по всему миру, и заблокировать злонамеренную активность Тегерана на Ближнем Востоке и в других регионах». Что тут надуманного?  Что нынешний режим аятолл, который в самом Иране уже поднадоел так, что люди начали на митингах скандировать «верните шаха», подкармливает сирийский конфликт? Или мятежников в Йемене? Или «Хизбаллу» в Ливане? Нет, это ни для кого не новость. Просто кому-то выгодно это не замечать.

В России, к примеру, ИГИЛ считается запрещенной террористической организацией, а «Хизболла» — нет. Ну, то есть, получается, существуют какие-то «сукины сыны» и те, которые «наши сукины сыны». Нельзя сказать, что такой принцип «отделения овец от козлищ» — достояние исключительно российской внешней политики. В мире хватает его исповедников. Вопрос не об этом, а о порочности самого подхода.

Терроризм уже давно мог бы откочевать в прошлое, если бы его не прикармливали те, кто, казалось бы, должен быть заинтересован в борьбе с ним

Если США в этом намерении останутся в одиночестве, тогда иракский сценарий, с порождением новых центров терроризма, будет самым вероятным для реализации. Если же Запад вместе с КНР и Россией найдут в себе силы присоединиться к этой борьбе, тогда, возможно, это станет чуть ли не первым примером успеха.

Но, судя по реакции стран-союзников по СВПД, в это верится слабо. Гораздо менее, чем в то, что «досье Нетаньяху» — правда, а не фейк.

Источник

Читайте также: