Полный перевод статьи Die Welt с откровениями Онищенко про коррупцию Порошенко

28.04.2018 98 0

 

На днях авторитетное немецкое издание Die Welt посвятило пять полос откровениям Александра Онищенко о коррупции Петра Порошенко.

История О.

«Настоящие деньги делают в газовой отрасли», — говорит Александр Романович Онищенко. Он сидит на низком удобном диване в роскошном номере отеля в Барселоне, расположенном на верхнем этаже с панорамным видом на город. Его временный «офис» стоит примерно 4000 евро в сутки, по информации на сайте отеля, но он получит скидку, ведь он надолго застрял в Барселоне. Он имеет постоянное разрешение на пребывание в Испании, а также подал заявление на получение политического убежища. Сейчас он не может вернуться в Украину. Президент Петр Порошенко, с которым они раньше вместе проворачивали различные дела, хочет засадить его за решетку, якобы за растрату 80 млн долларов.

Украина выдала ордер на арест Онищенко и попросила европейские органы привести его в исполнение. Только они тянут время с задержанием украинского олигарха по желанию его бывшего друга. Поэтому на данный момент Онищенко избегает лишний раз пересекать границу.

Хотя он бы с удовольствием путешествовал по миру, а лучше в компании своих лошадей.

Онищенко не просто олигарх, а еще и спортсмен: он профессионально занимается конным спортом. В течение десятилетий он постоянно успешно выступал на престижных конных турнирах. Со своей национальной сборной он принимал участие в двух Олимпийских играх в Пекине 2008 году и Лондоне в 2012. В Рио он не смог выступить за Украину по причине объявления его в международный розыск президентом Украины. Ордер на арест, инициированный президентом, остановил покорение новых высот Александром Онищенко. Но наездник, способный брать барьеры высотой в 1.60 м на аренах мировых стадионов, не позволит запугать себя производителю шоколада, который на данный момент занимает кресло президента. Онищенко производит впечатление бесстрашного человека. Теперь он хочет дать ответ. В интервью-разоблачении Welt am Sonntag он делает резкие выпады против украинского президента Порошенко, не щадя ни себя, ни его. Редко какой олигарх из постсоветских республик, имевший отношение к коррупционной системе, может говорить так откровенно.

49-летний Онищенко многое пережил. Будучи с ранней юности другом братьев Кличко по Киевскому спортивному клубу, он с ними ни разу не выходил на ринг. Он стал советским солдатом и прошел обучение на немецком языке в ГРУ.

После падения стены и краха Советского Союза он обратился в капитализм. Он по дешевке cкупал «Лады» в вестфальском Бад Ойенхаусене и перепродавал их в два с половиной раза дороже в Украине. Так все начиналось в 1991 году. Из нескольких б/у машин стало несколько сотен, а затем были уже колонны автовозов, загруженные новыми автомобилями. Его отец, бывший советский генерал, на тот момент занимавший высокий пост в Министерстве внутренних дел, защищал его от повсеместной мафии, которая активно развивалась в новой молодой Украине.

«За несколько лет я заработал сто миллионов марок», — говорит Онищенко так, словно имел дело с несколькими тысячами. Затем настало время войти в сферу топлива и энергетики и из миллионов сделать миллиарды. Вначале он занимался перепродажей российского газа, потом появились собственные газовые месторождения с лицензиями. Так Александр Романович Онищенко стал олигархом по профессии. Одним из многих на диком Востоке. А также — депутатом с шапочным знакомством с Дональдом Трампом и тесными связями с российским руководством, забавными контактами со звездами и звездочками из шоу-бизнеса и политики. На видео о жизни высшего общества его можно увидеть в компании с Памелой Андерсон, Перис Хилтон и Жан-Клодом Ван Дамом.

Онищенко, который практически свободно говорит по-немецки, в лучшие времена «стоил» 5 млрд долларов. Сегодня он все еще богат, но находится под большим давлением, поскольку является самым разыскиваемым человеком в Украине и государственным врагом номер один для Порошенко. Два года назад в Киеве выдали ордер на его арест. С тех пор, по мнению украинского правительства, он скрывается. «Я нахожусь в изгнании, — говорит Александр Онищенко. – Это все заговор украинского президента, так как, по его мнению, я недостаточно много денег платил в качестве взяток и находился в оппозиции к властям».

Поскольку с подобными высказываниями друзей в Киеве не прибавляется, то в своем изгнании олигарх как можно комфортнее обустроился среди пальм. Когда играет футбольный клуб «Барселона», он сидит в первых рядах и в свойственной ему манере бизнесмена наблюдает за игрой, практически не выражая эмоций. Его подлинное увлечение не футбол, а конный спорт, на который он уже потратил десятки миллионов евро. Деньги пошли на покупку породистых лошадей от немецких заводчиков, конную базу в Энсланде и создание украинской национальной сборной. Даже сейчас он тренируется так часто, насколько это возможно, неподалеку от своего отеля. «При прыжках необходимо полностью побороть свой страх», — говорит Онищенко.

Это качество потребуется изгнанному олигарху для выживания и за пределами манежа. Бывший постсоветский «газовщик» написал книгу – это сенсационное криминальное чтиво о коррупции на 244 страницах. Почему это произведение является столь опасным для своего автора: он утверждает, что в книге нет вымыслов. «Президенты в независимой Украине были и есть коррумпированными, — так вкратце Онищенко описывает содержание своей книги. — Я знаю. Я им всем платил».

Антикоррупционные расследования, ордера на арест, обвинения в государственной измене – это попытки заставить его замолчать. Но он все равно планирует назвать все имена и опубликовать доказательства онлайн. Олигарх имеет целый ряд записей разговоров с президентом деликатного содержания, которые он тайно записал и планирует выложить в Интернете.

В 2019 году Александр Онищенко планирует нечто особенное: вместо выступления на Олимпийских играх за Украину он хочет подняться по политической лестнице на самый верх – стать кандидатом в президенты. Если верить опросам общественного мнения в Украине, то Порошенко имеет не самые лучшие шансы на победу. Статус кандидата в президенты предоставляет Онищенко иммунитет от уголовного преследования правительства и силовых структур, лишивших его статуса парламентария. Если у него лично не получится, то, скорее всего, он будет поддерживать кандидатуру Юлии Тимошенко.

Если же он сможет участвовать в выборах и будет избран президентом, то планирует пробыть только один срок и провести существенные изменения в стране.

Это также прекрасно, как и золотая медаль на конкурсе: не приносит денег, зато обеспечивает спортивную славу.

Александр Онищенко был одним из приближенных к президенту Украины Порошенко, пока не впал в немилость. Его задача: взяточничество. В интервью он сообщает о коррупции, жадности и власти в его стране
Авторы: Штефан Ауст и Хельмар Бюшель

Welt am Sonntag: Господин Онищенко, сколько денег нужно иметь, чтобы считаться олигархом в Украине?

Онищенко: Примерно миллиард долларов, минимум 700-800 миллионов. Деньги сами по себе ничего не значат в Украине, если нет власти и влияния. Для этого необходимо иметь несколько человек в парламенте, которые будут защищать ваш бизнес. Только так у нас можно играть на самом верху.

Welt am Sonntag: Кто самый богатый олигарх в Украине?

Онищенко: Ринат Ахметов. Бывший боксер, как и я. Он зарабатывает свои деньги на угле и электричестве. Раньше у него было 30 млрд, но с тех пор, как он вынужден платить взятки правительству, чтобы не оказаться в изгнании, его состояние сильно уменьшилось.

Welt am Sonntag: А вы? В лучшие времена ваше состояние оценивалось в 5 млрд.

Онищенко: Я деньги не накапливал, а всегда их реинвестировал, например, в газовую добычу, а ежегодная прибыль составляла 30-60 млн долларов, не больше.

Welt am Sonntag: А теперь?

Онищенко: Когда я покинул Украину, они у меня все отобрали. Но, конечно, у меня есть немного денег. Не так много, но мне хватает.

Welt am Sonntag: Как вы разбогатели?

Онищенко: За это я благодарю Германию. Когда в 1991 году я, будучи солдатом, служил на территории бывшей ГДР и Советский Союз прекратил свое существование, я купил в Вестфалии подержанную «Ладу» за 800 марок и продал ее в Киеве за 2000. Так все началось.

Welt am Sonntag: Так не стать олигархом.

Онищенко: Неверно. Шаг за шагом. Сначала одна машина, потом каждую неделю уже два полных автовоза и так далее. Когда не стало Советского Союза, у нас, у украинцев, не было ничего. Менталитет у нас такой, что в первую очередь все хотят хороший автомобиль для того, чтобы считаться преуспевающим человеком, поэтому я начал заниматься машинами. На то время это был лучший бизнес. На полученную прибыль я построил несколько зданий, в основном офисных. Одно из них у меня купил Сергей Тарута – тогда один из самых богатых людей в Украине. Я его продал за 14 млн долларов. Это были мои первые большие деньги.

Welt am Sonntag: А потом?

Онищенко: Потом в 2002 году я вошел в газовый бизнес. Я покупал газ в Туркменистане и продавал в Украине. Я был самым большим продавцом номер один на рынке. Ты платишь правительству, к примеру, 20 млн долларов за лицензию на торговлю газом. Я получал скидку от рыночной стоимости при покупке. На этом я зарабатывал.

Welt am Sonntag: Сколько?

Онищенко: Цены были хорошими. Я немного играл: покупал газ летом, хранил и перепродавал зимой. При этом я зарабатывал от 50 до 70%. Это были хорошие деньги. И из-за этого начались проблемы.

Welt am Sonntag: Какие?

Онищенко: Сценарий был аналогичный нынешнему. Это был 2006 год. Налоговая открыла против меня уголовное дело. Я должен был заплатить — либо покинуть страну.

Welt am Sonntag: Объясните подробнее.

Онищенко: Постоянная смена правительства — проблема для бизнесменов в Украине. Новые власть имущие посылают своих шестерок к богатым людям для сбора денег. Я решил, что в этот раз они хотят слишком много, и предпочел уйти и подождать.

Welt am Sonntag: При каком правительстве это было?

Онищенко: Это было, когда Виктор Янукович стал премьер-министром. Он назначил на место начальника налоговой своего человека. Этот кадр в первую очередь посмотрел, сколько и от кого он сможет получить. На тот момент у меня не было никакой протекции, никого, кто мог бы политически защитить меня от Януковича. Поэтому его люди хотели меня заполучить, и я решил уйти. Я заказал ранний вылет в Мюнхен на 6 или 7 утра, а 8 уже около ста человек было в моем офисе (Смеется). Я прибыл в Германию, инвестировал свои деньги в конный двор и начал готовиться к Олимпийским играм в Пекине.

Welt am Sonntag: Вы завершили дела в Украине, взяли деньги с собой за рубеж?

Онищенко: Да. Я жил в небольшой деревне в Германии. Но люди из украинского правительства постоянно пытались со мной связаться и договориться.

Welt am Sonntag: Почему вы тогда вернулись в Киев? Вы знали, что это коррумпированная криминальная система. Почему вы не остались со своими деньгами в Германии, на Кипре или Мальдивах?

Онищенко: У меня была семья, жена и дети. Они жили там. Поэтому я вел переговоры с правительством. Сначала они хотели 20 миллионов, потом 10, 5, в конечном итоге я вернулся назад за два миллиона перед выборами. Они сказали: «Давай два миллиона, чтобы мы могли провести предвыборную кампанию, и вопрос будет закрыт». И тогда я вернулся в Киев.

Welt am Sonntag: Вы могли доверять сделке? Как вы могли быть уверены в том, что договоренности будут соблюдены?

Онищенко: Это всегда так работает. Это бизнес. Это знает каждый у нас. Человек соглашается и человек платит. Человек может возвращаться. Если правительство не будет соблюдать договоренности, то в скором времени ни один олигарх не будет платить. Тогда все они вынуждены будут уехать, а политики останутся на сухом пайке.

Welt am Sonntag: В 2010 Виктор Янукович из премьер-министра стал президентом. Что изменилось для вас?

Онищенко: Его потребность в деньгах возросла (Горько улыбается). В Донецке было офисное здание, откуда старший сын Януковича Александр контролировал все крупные предприятия в Украине для своего отца. Он пытался заполучить 50% от всего. В 2012 году он начал также требовать доли компаний, хотя раньше речь шла только о деньгах, а потом нужно было переписывать и доли. После этого бизнесмены в Украине начали поддерживать революцию – Виталий Кличко, спонсор Кличко Дмитрий Фирташ и другие.

Welt am Sonntag: Поэтому президент Янукович потерял поддержку среди олигархов?

Онищенко: Да. Вначале он хотел 50%, но потом все больше. Мы, бизнесмены, видели, что его аппетиты были непомерны, и переживали, что можем полностью утратить наш бизнес.

Welt am Sonntag: Вы поддерживали революцию не потому, что хотели быть ближе к Западу, а…?

Онищенко: Потому что люди Януковича стали чересчур жадными. Они приходили к средним и мелким предпринимателям: владельцам небольших кафе, ресторанов и т. д. Потом было противостояние олигархов, когда у них потребовали отдать доли в своих предприятиях. Тогда олигархи договорились свергнуть Януковича.

Welt am Sonntag: Из ваших слов следует, что кровавые беспорядки в Киеве в ноябре 2013, Евромайдан, были не восстанием народа, а путчем олигархов?

Онищенко: Да, при поддержке американцев.

Welt am Sonntag: Янукович тогда сломя голову убежал в Россию.

Онищенко: Да. Не менее чем с 3 млрд долларов, которые он захватил с собой.

Welt am Sonntag: Какова была ваша роль во время Майдана?

Онищенко: Лично я поддерживал Виталия Кличко. Я его знаю давно. Мы раньше вместе занимались боксом в армейском спортклубе.

Welt am Sonntag: Выходили ли вы с ним на ринг?

Онищенко: Нет, он находится в совершенно другой весовой категории. Но мы жили в одной казарме, там вместе тренировались. Я его хорошо знал, и его младший брат Владимир был моим лучшим другом.

Welt am Sonntag: Но Кличко не стал президентом.

Онищенко: Нет, Виталий боксер, а Порошенко умеет лучше говорить. Американцы хотели видеть его на посту, и наши олигархи в конечном итоге тоже. Потом была сделка, заключенная в Вене. Кличко отказался от 50% дохода, причитающегося президенту, потом Порошенко вдруг захотел получить 15 миллионов долларов от Виталия на свою предвыборную кампанию. Когда Виталий отказался, Порошенко прекратил совместное сотрудничество.

Welt am Sonntag: Вы все же начали работать на Порошенко.

Онищенко: Да. Я был вынужден. Я пытался спасти свой бизнес.

Welt am Sonntag: И потом в своей книге вы детально описываете, как в течение практически двух лет проводили грязные сделки для Порошенко. Почему?

Онищенко: Потому что я вначале думал, что быть хуже, чем с Януковичем, не может.

Welt am Sonntag: И?

Онищенко: Это было заблуждение. Порошенко хочет не одну только половину, он хочет получить все. У меня была с ним договоренность: оставь в покое меня и мой бизнес, позволь зарабатывать деньги, тогда я открыто и легально буду поддерживать твою политику.

Welt am Sonntag: Ему этого было недостаточно?

Онищенко: Нет. Как только он достаточно крепко сел в седло, то потребовал, чтобы я скупал по дешевке газовые предприятия олигархов, которых он перед этим выжил из страны фиктивными уголовными делами. Я инвестировал практически все свои деньги, выполняя его задания. Как только я собрал все газовые компании под одной крышей, Порошенко решил от меня избавиться и изгнать из страны. Это была новая бизнес-модель Порошенко. Он уже не хотел покупать предприятия, а хотел получать мзду за крышевание. Угрожать олигархам фиктивными уголовными делами для него было намного проще и создавало меньше работы.

Welt am Sonntag: Сколько фирм вы скупили для Порошенко?

Онищенко: Три газовые фирмы. Деньги за них, примерно 30 миллионов долларов США, я заплатил их сбежавшим владельцам через сеть офшорных счетов за границей.

Welt am Sonntag: Были ли вы вовлечены в другие грязные махинации президента?

Онищенко: Конечно. Я постоянно покупал голоса депутатов, чтобы обеспечивать поддержку власти Порошенко.

Welt am Sonntag: Можете привести примеры?

Онищенко: Да. Когда принимался бюджет, пришлось купить голоса целой партии. Очень щекотливым моментом стало назначение генеральным прокурором Юрия Луценко через парламент. Несмотря на то, что он был человеком, близким к Порошенко, он не имел соответствующего юридического образования. Он инженер-электротехник. Для того, чтобы занимать должность генерального прокурора, требовалось пройти экзамен по юриспруденции, что было закреплено в законе. По заказу Порошенко я отвечал за то, чтобы были внесены соответствующие изменения в закон, позволяющие человеку без высшего юридического образования занять должность генерального прокурора. Это сработало. В мае 2016 года Луценко был назначен генеральным прокурором.

Welt am Sonntag: Какова сумма взяток, которые вы заплатили депутатам за это решение?

Онищенко: В целом около 2,5 миллионов долларов.

Welt am Sonntag: Откуда Порошенко берет столько денег? Достаточно ли доходов от его шоколадной фабрики, чтобы покрывать такие расходы?

Онищенко: Конечно же нет. Секрет успеха – это личный генеральный прокурор.

Welt am Sonntag: Тот самый генеральный прокурор, которого вы по заказу Порошенко посредством взяток утвердили в должности?

Онищенко: Да, именно он. Генеральный прокурор возбуждает сфальсифицированные уголовные дела против фирмы или ее владельца. Уголовные дела предусматривают задержание, вынесение обвинительного приговора посредством купленных судей, что грозит олигарху многолетним тюремным заключением. Потом посредник от Порошенко говорит, например, Ринату Ахметову, богатейшему человеку в Украине: «Дай нам 200 миллионов долларов, а мы позаботимся о том, чтобы твоя проблема исчезла». Бизнес-модель Порошенко сейчас – это просто рекет. Как в мафии, только на правительственном уровне и с большим размахом.

Welt am Sonntag: То есть вы со своими двумя с половиной миллионов долларов, потраченных на покупку голосов за назначение генерального прокурора, сами себе вырыли яму?

Онищенко: Да, можно сказать и так (Горько усмехается).

Welt am Sonntag: А как это происходило с вами?

Онищенко: У меня было задание склонить к сотрудничеству и созданию коалиции с правящей партией Порошенко бывшего премьер-министра, а позже оппозиционного лидера Юлию Тимошенко. Но Юля, которую я хорошо знаю, отказалась. Это стало поводом для применения карательных мер против меня. Порошенко отдал приказ Национальному антикоррупционному бюро открыть против меня фиктивное дело по обвинению в якобы уклонении от уплаты налогов. Якобы я задолжал государству 80 млн долларов. При этом не играло роли наличие письменной договоренности о налоговых каникулах для моей компании, которая из-за всех взяток вообще не получала прибыли. Через своих людей в судебной системе я уже в январе 2016 знал, что по указанию аппарата президента против меня ведутся секретные расследования. Тогда же я начал собирать компрометирующие материалы против Порошенко и готовить свой побег. Когда летом 2016 у меня забрали статус неприкосновенности депутата, я понял, что вскоре должен последовать мой арест. Тогда через Белоруссию я сбежал в Германию. Как хорошо, что тогда у меня был собственный самолет.

Welt am Sonntag: Предлагало ли вам правительство сделку типа «заплати нам сумму Х и мы забудем про уголовные дела»?

Онищенко: Да. Часто. Они пытались и пытаются подобными предложениями вернуть меня в Киев.

Welt am Sonntag: Сколько вы должны были заплатить за прекращение уголовных дел?

Онищенко: 20 млн долларов. Одну четвертую часть того, что я якобы задолжал налоговой.

Welt am Sonntag: Почему вы тогда не согласились?

Онищенко: Потому что я не верю Порошенко. Получив деньги, он все равно засадил бы меня за решетку. Его люди могли бы, конечно, закрыть дело с налоговой, но придумали бы повод для другого уголовного преследования. На свободе в Украине я слишком опасен для президента.

Welt am Sonntag: Если все обстоит так, как вы рассказываете, то не боитесь ли вы, что вас могут заставить молчать иным способом? Что правительство придет к вам, если вы сами к нему не придете?

Онищенко: Они уже пытались. Прошлым летом они прислали людей, которые проникли в мой дом здесь, в Барселоне. К счастью, меня на тот момент не было дома. Грабители вырвали сейф из стены, вскрыли его и выкинули в нескольких сотнях метров от дома. В октябре прошлого года они также проникли в помещение моего адвоката и вскрыли бронированный сейф, где хранились документы и аудиозаписи. Это были настоящие профессионалы.

Welt am Sonntag: Взломщики нашли то, что искали?

Онищенко: Нет. По-настоящему важные материалы я хранил не там, где это могло быть столь очевидным.

Welt am Sonntag: Ваша страховка – это информация, которую вы еще не раскрыли и не опубликовали в книге, которая является рычагом давления на президента?

Онищенко: Да. Разумеется.

Welt am Sonntag: А что это за информация?

Онищенко: Я не могу сейчас всего рассказать. Могу только сказать, что я тайно записал очень много разговоров с Порошенко, часть из которых я опубликую вместе с выходом своей книги.

Welt am Sonntag: Вы не боитесь, что вас могут заставить замолчать, если сейчас продолжите предавать огласке дальнейшие разоблачения?

Онищенко: Конечно, это может произойти, но это меня не остановит. Жизни без риска не существует. Как профессиональный наездник я привык смотреть смерти в глаза. Порошенко слишком труслив, чтобы решиться на убийство своих противников. По крайней мере, я на это очень надеюсь. Кроме того, он очень религиозный человек, верующий христианин. У него даже есть собственная часовня при доме. И он скорее всего знает 5 заповедь – не убий (Смеется).

Welt am Sonntag: Мы не слишком верим в это демонстративное бравирование перед лицом опасности. Недавний случай со Скрыпалем показал, что даже пребывание в западной Европе небезопасно, когда у тебя столь влиятельные враги.

Онищенко: Конечно, я опасаюсь за свою жизнь. Я боюсь стать пешкой в новой холодной войне между Востоком и Западом и попасть в эти жернова. Я искал защиту в Германии, но мои адвокаты уже несколько месяцев безуспешно ждут разрешения на ознакомление с документами. Я пока не получил никакой поддержки в Германии, а также никакой информации о своем статусе.

Welt am Sonntag: Почему вы выбрали Испанию в качестве временного убежища?

Онищенко: Потому как испанские государственные органы расследуют дела об отмывании денег Порошенко. В частности, в Испании он инвестировал украденные в Украине деньги. Я обратился к испанским следственным органам и предложил стать свидетелем против Порошенко. За это я получу разрешение на пребывание плюс дополнительную защиту, например, иммунитет от выдачи меня властям в Украине. Кроме того, я обратился с просьбой об убежище. Пока проходит данная процедура, ни одно государство, являющееся членом ЕС, не имеет права выдать меня Украине.

Welt am Sonntag: В своей книге вы сравниваете коррупцию на родине с огромным осьминогом, который мертвой хваткой держит всю страну в своих щупальцах.

Онищенко: Да. К сожалению, такова реальность. Для западного читателя это может показаться чем-то невероятным и неправдоподобным, но как только кто-либо приходит к власти в Украине, то этот человек сразу становится настолько коррумпированным, что в это трудно поверить. Я не знаю, почему так происходит. Возможно, на вершине власти люди дышат другим воздухом.

Welt am Sonntag: Есть ли кто-нибудь в Украине, кто не коррумпирован?

Онищенко: Я таких не знаю.

Welt am Sonntag: Мрачное заключение, не так ли?

Онищенко: Да, но это мой личный опыт. Каждый погряз в коррупции.

Welt am Sonntag: Надежды не осталось?

Онищенко: Почему же? Порошенко должен уйти и мы должны выстроить четкие правила игры. В каждой стране, в каждой компании должны придерживаться обозначенных правил. Даже его коррумпированный предшественник Янукович придерживался уставленных порядков. Самое плохое, когда отсутствуют какие-либо правила поведения, как это происходит сейчас. Ты не знаешь, как должен себя вести. Порошенко хочет сломить всех предпринимателей. Если же все, кроме него и его соратников, не будут иметь достаточно средств, то никто больше не сможет финансировать оппозицию, а также сформировать и выставить сильного кандидата от оппозиции. Порошенко хочет установить полный контроль.

Welt am Sonntag: Верите ли вы в то, что когда-нибудь сможете вернуться в Украину?

Онищенко: Да, в следующем году я намерен участвовать в президентских выборах. Когда я только начал борьбу с Порошенко, то получил огромную поддержку. Это дает мне силы и мотивацию, ведь по действующему законодательству, я могу быть кандидатом, даже находясь в изгнании.

Welt am Sonntag: Но избирательна кампания стоит много денег.

Онищенко: Я не буду ничего платить. Я надеюсь на поддержку народа.

Welt am Sonntag: Тогда вы, скорее всего, будете единственным кандидатом, который не будет платить за то, чтобы ему оказали политическую поддержку?

Онищенко: Да. По данным последних опросов, от 60 до 70% населения действительно ненавидят Порошенко, поэтому в этот раз будут другие правила игры. Конечно, комиссия должна зарегистрировать меня в качестве кандидата в президенты. Но я крайне скептичен, что Порошенко допустит такой вариант событий.

Welt am Sonntag: А почему бы вам просто не купить людей в избирательной комиссии?

Онищенко: Купить?

Welt am Sonntag: Да. Как вы раньше покупали политиков и должностных лиц за деньги, взятки и небольшие чаевые.

Онищенко: Так не получится. Избирательная комиссия полностью подконтрольна Порошенко. Взятки работают только тогда, когда президент это позволит. Если он не позволит, а в моем случае, я думаю, он не позволит, то у меня нет никаких шансов, независимо от того, сколько денег я бы предложил.

Welt am Sonntag: Если вас зарегистрируют кандидатом, то вы получите неприкосновенность?

Онищенко: Да. И тогда я буду пытаться вернуться в Украину и проведу настоящую предвыборную кампанию.

Welt am Sonntag: Допустим, вас выберут президентом. Президент Онищенко в самом деле победит коррупцию?

Онищенко: Да, конечно. Во-первых, я верну полую предпринимательскую свободу бизнесменам в своей стране. Я скажу им следующее: «Платите налоги, которые пойдут на школы, детские сады, новые дороги, а не платите, как раньше, в карман президента». Я не буду на посту президента дольше одного срока. Лучше пять лет руководить правильно, чем много лет навязывать плохое управление.

Welt am Sonntag: Почему украинские граждане должны поверить именно вам? Вы же в течение многих лет были вовлечены в верха коррупционной системы?

Онищенко: Но я сам никогда не был коррумпирован. Я всего лишь некоторое время действовал в интересах президента, выполняя его указания. Вы можете навести справки в Киевском округе, от которого я выступал депутатом, что я всегда оказывал людям поддержку и никогда их не обирал. Люди вам подтвердят, что мне не нужно еще больше денег. Мне все равно: два миллиарда или 30 миллионов. Столько все равно невозможно потратить. Нет, когда я стану президентом, то сделаю лучше жизнь людей и постараюсь использовать невостребованный потенциал Украины.

Welt am Sonntag: И вы действительно уверены в том, что люди вас примут?

Онищенко: Да. И мою книгу. Каждый человек должен знать перед президентскими выборами, что конкретно я сделал, а что нет. И тогда каждый должен решить для себя, может он мне доверять или нет.

Читайте также: