Смирительная рубашка для российского агрессора: «мягкая» и «грубая» силы

15.04.2018 88 0

Кандидат на пост Госсекретаря США Майк Помпео анонсировал конец эпохи применения мягкой политики Соединённых Штатов в отношении России. Каким инструментарием американские власти готовы воспользоваться, если говорить о противодействии «гибридам» России, было продемонстрировано сегодня ночью…

Концепция «мягкой силы» достаточно многогранна, и она включает в себя не только вопросы, связанные с дипломатическими увещеваниями, но и даёт дополнительную манёвренность. Банальный пример применения политики «мягкой силы» — результаты Холодной войны между Западом и Советским Союзом.

Кстати, одним из главных инструментов подобной концепции как раз и являются санкции, о которых мы и поговорим позже.

Однако до этого обозначим несколько важных моментов. Итак, заявление Помпео вряд ли стоит воспринимать, как окончательное решение Вашингтона всегда применять военную компоненту (если мы говорим о противодействии Москве и её сателлитам), вероятно, речь идёт о готовности американцев отвечать на угрозы, в том числе, и военными методами. Это они уже продемонстрировали на примере утилизации наёмников «Вагнера» и нанесении массированных ударов по «химическим» объектам в Сирии.

Впрочем, это не означает, что Белый дом перестанет чертить «красные линии» перед агрессором. Нет, просто они будут менее заметны. Послушайте последние заявления Трампа. Он говорит: «Очень жаль, что мир нас поставил в такое положение». При этом он, конечно же, имеет в виду Россию, которая не просто позволяет, несмотря на подписанные гарантийные обязательства со своей стороны, применять сирийскому диктатору химическое оружие, но и помогает производить различного рода смертельные агенты и занимается их поставками.

Трамп толсто намекает на европейских союзников, таких, как Германия, которая отказалась выступить единым фронтом против Асада. Не подвели на сей раз Великобритания и Франция, получившие доказательства преступления дуумвирата Путин-Асад, в конце концов, решили нанести удар по военным сирийским объектам.

Всё это очень напоминает решение Обамы отказаться от введения войск в Сирию. Именно тогда и прозвучала известная фраза о «пересечении красной линии». Ведь тогда его тоже не подержали те самые европейские лидеры. США оказались в меньшинстве. Сейчас совсем другое дело. Как говорится, с почином…

Однако давайте всё же вернёмся к тому, что уже можно проанализировать – к штрафным мерам, введенным Министерством финансов США в адрес России.

Мы не экономисты, поэтому пугать цифрами не будем. Обозначим лишь несколько абсолютно понятных фактов.

Во-первых, довольно положительной для Украины является сама формулировка, которую министр финансов США Стивен Мнучин озвучил в качестве пояснения причины внедрения санкционных ограничений. «Российское правительство принимает участие в разнообразных злодейских действиях во всем мире, включая продолжение оккупации Крыма и поддержку насилия в Восточной Украине, поставки режиму Асада вооружения, в то время, как режим наносит удары по гражданским лицам», — сказал он.

То есть, мы говорим о неизменности политики Штатов в отношении Украины, её поддержке в борьбе с российским агрессором. Также это свидетельствует о том, что хочет действующая американская администрация того или нет, но она вынуждена считаться с теми подзаконными актами Обамы, что легли в основу недавно подписанного закона – документами, в которых прямо обозначается тема аннексии Крымского полуострова и оккупация части территорий Донбасса.

Во-вторых, несмотря на нежелание Трампа сперва подписывать, а затем и выполнять Закон о противодействии противникам Америки, глава Белого дома вынужден показывать, что все условия выполняются, санкции против России (и не только) расширяются и становятся раз от раза жёстче и болезненнее для Москвы.

Тем более, следует учитывать ещё один довольно щекотливый момент – расследование в отношении представителей избирательного штаба Трампа относительно российского вмешательства в американские выборы.

Последние обыски у личного адвоката Трампа засвидетельствовали: команда специального прокурора Мюллера настроена довольно решительно, и хозяин Овального кабинета понимает, что он с этим ничего не может поделать. Ему следует постоянно доказывать на деле, что он выступает исключительно против агрессивных действий и политики Кремля.

В-третьих, и что наверняка является самым главным, нынешние санкции показали: «кремлёвский доклад» – не просто бумага с русскими именами и фамилиями. Это документ, позволяющий избирательно наказывать нарушителей.

И это очень важный момент. Ведь те представители российского капитала, которые попали под санкционное давление, такие как Дерипаска и утратившие миллиардные состояния менее чем за полдня, — яркий пример того, как работает список. Это означает, что кремлёвским чиновникам и российским олигархам следует серьёзно задуматься о своем будущем.

Кроме того, американский санкционный удар вскрыл все бреши на российском «Титанике» – бреши, о которых все и так знают. Даже самые ярые фанатики «крымнаша» поняли: экономика РФ стоит на одном ките – на украденных деньгах. И катастрофическое падение акций ряда российских компаний – тому доказательство, точно так же, как и падение местной валюты – рубля. Тем не менее, как заметил всё тот же Майк Помпео: «США ещё не до конца прижали Путина».

Однако здесь возникает у многих вопрос, почему Вашингтон, пресса которого сообщала несколько дней к ряду о готовности Белого дома ввести ограничительные меры против Абрамовича и Усманова, в последние минуты отказался от этой затеи.

Да, если бы это произошло, то мы бы увидели с вами скорые разборки в среде российской элиты. Ведь вышеупомянутые олигархи являются до сих пор кошельками клана Ельцина. Кстати, господин Дерипаска – зять Валентина Юмашева – мужа младшей дочери первого российского президента, непосредственный член семьи.

Между тем ситуация смягчилась введением в санкционный лист бывшего зятя Путина – Шамалова. Да и Дерипаска сам по себе провинился: вспомните эти встречи с эскортницами на яхте и обсуждения с куратором международного направления в РФ Сергеем Приходько общей политической ситуации. Там явно звучали предложения «сдаться» американской стороне.

Но всё же, почему американцы не пошли на введение санкций против олигархов из клана Ельцина? Конечно, всегда существует вероятность тайных договорённостей, однако есть куда более логичное объяснение всему происходящему.

Российские власти прекрасно понимают, что единственный способ замедлить экономическое падение и удержаться у власти – это заставить выехавших заграницу толстосумов вернуть украденное из бюджета государству. При этом ни о каких посадках (кроме, быть может, показательных) речи даже не идёт. Кремлю нужно, чтобы те банально вернулись в Россию со своим капиталом и осели на её территории.

В этом контексте стоит вспомнить февральскую встречу, организованную по заданию Кремля, российского бизнес-омбудсмена Бориса Титова  в Лондоне с беглыми российскими бизнесменами, чтобы обсудить возможность их возвращения. По словам бизнес-омбудсмена, «они нормальные ребята, просто на них заведены уголовные дела в России». На следующий день после встречи, 4 февраля, стало известно, что Титов передал Путину список российских бизнесменов, которые пожелали вернуться в Россию. Но, как видно в реальности, таких желающих покинуть Великобританию не нашлось, и уже не найдется после инцидента со Скрипалями.

США, как и Британия, кстати, удерживают отток российского капитала и делают всё возможное, чтобы олигархи сохраняли своё имущество за границей. Понятно, что для последних риск утраты всего драгоценного и комфортного (с западным шиком) настолько сокрушителен, что они готовы сотрудничать со следствием и менять российское гражданство на любое другое.

Не до конца понятна и судьба нового законопроекта, зарегистрированного в Конгрессе США, относительно введения новых санкций против России по причине отравления бывшего разведчика РФ – Сергея Скрипаля и его дочери.

Новый пакет санкций предусматривает полный запрет на любые финансовые операции, связанные с государственным долгом России. Под ограничения также могут попасть сделки с ценными бумагами, выпущенными Центробанком, Фондом национального благосостояния и Федеральным казначейством.

Кроме того, санкции могут коснуться Сбербанка, ВТБ, Газпромбанка, Банка Москвы, Россельхозбанка, Промсвязьбанка и Внешэкономбанка.

Глава американского Минфина Стивен Мнучин считает это лишним, так как подобный шаг может создать риски для финансовой глобальной системы. Иными словами, ряд иностранных компаний владеет российскими облигациями, а подобный шаг подорвёт финансовое состояние тех самых зарубежных структур.

Однако и это не самое важное: по большому счёту, Вашингтон сам вправе решать, как именно наказывать Россию. Главное в ином: в нынешних санкциях значатся и российские оборонные предприятия – Рособоронэкспорт, например.

Подобный шаг в очередной раз пошатнёт позиции российской военной продукции на мировых рынках. Кроме всего прочего, это урезонит некоторые европейские корпорации заниматься тайным обеспечением российских оборонно-промышленных предприятий необходимыми импортными комплектующими. А такие истории мы слышим год от года.

Тем не менее, во всей этой истории есть один довольно важный нюанс. Россия может выкарабкаться из этой канавы лишь в одном случае: если полностью милитаризирует экономику. А это значит, что подобные конфликты – как противостояние России с Западом, которое может разгореться в Сирии, — поможет отсрочить экономическую катастрофу в РФ.

В случае затяжного противостояния – когда и региональные и мировые державы будут вовлечены в этот конфликт – цена на энергоносители моментально возрастёт. А это означает стабилизацию российского рубля. Что, естественно, понимают все заинтересованные в усмирение кремлевского маньяка.

Именно поэтому, видимо, параллельно с отправкой боевых кораблей и самолетов к берегам Сирии и нанесением точечных ударов по не контролируемым российскими военными авиабазам, На Западе занялись российской финансовой системой. «Мягкая и грубая силы» чередуются. Следим за развитием событий…

Секция «Дельта»

Читайте также: