Для России Трамп был средством, а не целью — The New York Times

05.04.2018 82 0

 

На прошлой неделе в сообщении о приговоре адвокату Алексу ван дер Зваану администрация спецпрокурора Роберта Мюллера отметила, что Рик Гейтс и «Персона А» — неназванное лицо, которое имеет связи с «российской разведслужбой и имело их в 2016 году», — «находились в непосредственном контакте в сентябре и октябре 2016 года», пишет Клинт Уоттс, бывший агент ФБР и свидетель по делу о российском вмешательстве в выборы в США.

Его статью публикует The New York Times.

«В значительной степени внимание в расследовании Мюллера было сосредоточено на Дональде Трампе: препятствовал ли он следствию? Был ли он «агентом влияния» или просто российским союзником? Из-за идеологии или деловых интересов?» — отмечает автор.

«С моей точки зрения — бывшего спецагента ФБР, наблюдавшего за проникновением Кремля в Америку с 2014 года, — возможно, ни один из этих ответов не верен. Типичным российским подходом было бы повлиять на Трампа через подставных лиц, таких как Гейтс или Пол Манафорт, а не путем прямых указаний человеку — в данном случае, кандидату, а затем президенту», — пишет Уоттс.

«Каждый обвинительный акт Мюллера и версия следствия проливают свет на новые каналы влияния Кремля внутри ближайшего круга президента Трампа. Ван дер Зваан, чьим тестем является российский олигарх Герман Хан, солгал следствию о его беседах с Гейтсом, заместителем менеджера предвыборного штаба Трампа, и с «Персоной А», которую ФБР считает агентом российских спецслужб (многие полагают, что это Константин Килимник, бывший помощник и Гейтса, и Манафорта, менеджера предвыборного штаба Трампа), — говорится в статье.

 

По мнению Уоттса, расследование спецпрокурора о сговоре с Россией  в итоге сводится к двум вопросам: согласовывал ли президент Трамп или кто-то из его штаба свои действия с Россией по своей воле, и делали ли они это осознанно?

«Для Путина это, возможно, и есть то, на что он надеялся: Америка поражена внутриполитической борьбой и увязла в расследованиях, ослабленный альянс НАТО уязвим для агрессии, а президент США стремится добиться признания, проявляя упрямство и не ведая о только что организованном Кремлем великом демарше», — полагает автор.

Читайте также: