Чем чревата новая дипломатическая война мира с Россией

01.04.2018 148 0

Изгнание из западного рая российских дипломатов после отравления в Британии бывшего полковника ГРУ Сергея Скрипаля своей масштабностью напоминает эвакуацию накануне войны. Больше всего в этом процессе поражает единогласие Запада. Важно понять, почему такое произошло и чем всё это обернётся

Мотивы явные и скрытые

Жёсткость Лондона, уже выславшего из страны 23-х российских дипломатов, лишь в Москве оценивается как неадекватная мера, лишённая оснований и попирающая принцип презумпции невиновности. Западные же страны, партнёры Великобритании, согласны с теми выводами, которые по поводу покушения на Скрипаля озвучила премьер-министр Тереза Мэй: «Россия совершила дерзкую и безответственную атаку на Соединённое Королевство. Очевидно, что российская угроза не знает границ и что инцидент в Солсбери является образчиком российской агрессии в отношении Европы и её ближайших соседей».

Неслучайно тяжеловес европейской политики Ангела Меркель, в четвёртый раз ставшая федеральным канцлером Германии, после саммита Евросоюза в Брюсселе заявила, что представители стран — членов ЕС долго обсуждали вопрос, но «потом единодушно пришли к выводу, что всё с высокой степенью вероятности указывает на то, что Россия связана с отравлением и что этому нет никакого иного объяснения». В связи с этим, по словам Меркель, в ЕС полны решимости при необходимости принять новые меры в отношении Москвы. Об этом же сказано в заявлении стран Евросоюза, где, кроме того, речь идёт о необходимости более тесного сотрудничества между ЕС и НАТО ради усиления противостояния химическим, биологическим, радиологическим и ядерным рискам.

Формально в Европе ещё будут дожидаться результатов анализа отравляющего вещества в военной научно-технологической лаборатории в Портон-Дауне, на что уйдёт пару недель. Однако механизмы воздействия на Москву запущены. Евросоюз отозвал своего посла в России Маркуса Эдерера для консультаций в связи с делом об отравлении в Солсбери. Вслед за этим к британской волне депортации добавились 16 стран — государства ЕС, США, Канада, Албания и Украина. Общее количество высылаемых российских дипломатов на начало недели составляло 133 человека. Белый дом решил выслать 60 человек: 48 сотрудников посольства России и 12 из числа тех, кто работал в Организации Объединённых Наций в Нью-Йорке. Украина заявила о том, что выдворяет 13 дипломатов. Германия, Польша, Франция и Канада — по 4, Литва и Чехия — по 3, Нидерланды, Дания, Италия, Испания и Албания — по 2, Латвия, Эстония, Хорватия, Румыния, Венгрия, Финляндия и Швеция — по 1.

ГЕРОИНЯ ДНЯ. Британцы приветствуют действия своего премьер-министра Терезы Мэй

Таким образом, Вашингтон, Лондон и Брюссель наконец-то выступили единым фронтом против опасности, исходящей от поднаторевшей в гибридных войнах Москвы. При этом в Старом Свете лишь несколько стран — в числе которых Греция, Кипр, Италия, Словакия — считают, что с Москвой нужно разговаривать мягче. Решимость остальных во многом замешана на чувстве самосохранения. И дело здесь не в желании поссориться с Путиным. А в том, что если сегодня не принять жёстких мер, инцидент, произошедший в Солсбери, может повториться где угодно.

Однако объяснять действия европейцев исключительно выбросом политического кортизола не совсем верно. Страх — не единственное, что ими движет. Коллективные действия, направленные против России, могут не только пресечь попытки последней своими провокациями раскачать европейскую лодку, но и принести определённые геополитические и экономические выгоды тем, кто будет стоять у руля запущенных процессов. В первую очередь это касается Великобритании.

О том, что для России существует реальная опасность оказаться на политических и экономических задворках, заговорили даже московские эксперты. Директор Центра стратегического анализа Института инновационного развития Андрей Иванов, например, выстроил вполне рабочую схему, согласно которой дипломатическая война может обернуться тем, что новый Шёлковый путь из Китая в Европу пойдёт в обход России. «Если посмотреть первые страницы китайских изданий, — говорит он, — то там много сообщений на тему, какая дружба теперь между Пекином и Киевом. То есть Россия оказывается немного в стороне от большого процесса евразийской интеграции. И вот сейчас Европа рассчитывает отодвинуть Россию действительно на задворки мировой политики. По замыслу должны остаться Китай — с одной стороны и Старый Свет — с другой. А Россия становится неким «тёмным пространством». При этом, добавляет он, Великобритания будет лидером западного полюса евразийского пространства.

С данными построениями можно согласиться, уточнив, что если описанный алгоритм сработает, то бенефициаром окажется не только Лондон, но и Киев с Брюсселем. Что бы по этому поводу ни говорили в Москве, это станет адекватным ответом на то, какую внешнюю политику Россия неизменно стремилась проводить. Не только в последние десятилетия. Всегда.

НА 13 ЛЕТ. Экс-полковник ГРУ Сергей Скрипаль во время слушания его дела о шпионаже

Российская дипломатия по Энгельсу

В начале 90-х годов XIX века, когда международная обстановка в Европе обострилась, а воздухе запахло мировой войной, Фридрих Энгельс опубликовал статью «Внешняя политика русского царизма». Он назвал русскую дипломатию «новым иезуитским орденом» и описал её так, что его слова не теряют актуальности до сих пор.

«Это тайное общество, вербовавшееся первоначально из иностранных авантюристов, и подняло русское государство до его нынешнего могущества, — утверждал Энгельс. — С железной настойчивостью, неуклонно преследуя намеченную цель, не останавливаясь ни перед вероломством, ни перед предательством, ни перед убийством из-за угла, ни перед низкопоклонством, не скупясь на подкупы, не опьяняясь победами, не падая духом при поражениях, шагая через миллионы солдатских трупов и по меньшей мере через один царский труп, эта шайка, настолько же бессовестная, насколько и талантливая, сделала больше, чем все русские армии для того, чтобы расширить границы России от Днепра и Двины за Вислу, к Пруту, Дунаю, к Чёрному морю, от Дона и Волги за Кавказ, к истокам Амударьи и Сырдарьи. Это она сделала Россию великой, могущественной, внушающей страх и открыла ей путь к мировому господству».

Говоря иначе, Россия всегда вела грязные гибридные войны, и именно примат такой «дипломатии» перед откровенной агрессией приносил ей жирные плоды в приснопамятные времена. То, что мы видим сегодня, лишь модернизация методов их ведения: новые яды, новые информационные технологии. Однако их подлая суть остаётся неизменной.

Энгельс считал, что «вся эта опасность мировой войны исчезнет в тот день, когда дела в России примут такой оборот, при котором русский народ сможет поставить крест на традиционной завоевательной политике своих царей и вместо фантазий о мировом господстве займётся своими собственными жизненными интересами внутри страны, интересами, которым угрожает крайняя опасность».

Такой рецепт можно было бы прописать русскому/российскому народу теперь, но, опьянённый кремлёвской пропагандой, он вряд ли к нему прислушается. У него среди прочего сформировались два стереотипа: «мы — осаждённая крепость» и «мы побеждаем». В том числе на дипломатическом фронте. Хотя на самом деле последнее десятилетие для России — это не только игра (порой очень умелая) на противоречиях Запада, но и череда скандалов, обернувшихся высылкой дипломатов из разных стран.

СМИРЕННОЕ КЛАДБИЩЕ. Палатка британских криминалистов у могилы Александра Скрипаля, сына отравленного экс-полковника

Репетиции изгнаний

Вот лишь несколько случаев локальных дипломатических войн, где не было победителей, но зато были чётко обозначены стороны противостояния, одна из которых — всегда Россия.

В июле 2007 года четырёх российских дипломатов выдворили из Великобритании в ответ на отказ России выдать предпринимателя Андрея Лугового, обвиняемого Лондоном в причастности к убийству экс-офицера ФСБ РФ Александра Литвиненко.

В ноябре 2007-го Грузия объявила трёх представителей РФ персонами нон грата. По мнению грузинской стороны, ряд оппозиционных лидеров согласовывали свои действия по насильственному свержению власти с представителями посольства России. Война «8.08.08» была ещё впереди.

В январе 2008-го второй секретарь посольства России в Латвии выслан из страны по обвинению в шпионаже.

В конце июля 2009 года Киев объявил о высылке из страны советника посольства РФ и генконсула в Одессе, заявив, что россияне занимались «недипломатической деятельностью». Правда, чуть позже решение по генконсулу пересмотрели.

В декабре 2010 года Лондон направил запрос в российское посольство с просьбой отозвать одного из их сотрудников из Соединённого Королевства. Причина — явные свидетельства деятельности российских разведслужб.

В декабре 2013-го власти США обвинили 49 человек из российского дипкорпуса и членов их семей в мошенничестве с медицинскими страховками: они занижали доходы для получения помощи по программе Medicaid, не скупясь на покупки предметов роскоши. Ущерб составил $1,5 млн. К концу года все вернулись на родину.

В октябре 2014 года Польша выслала из страны нескольких российских дипломатов — за деятельность, несовместимую с их статусом.

В июле 2015-го Украина выдворила исполняющего обязанности генконсула РФ в Одессе. Причина — та же, что и в Польше.

Вашингтон, Лондон и Брюссель наконец-то выступили единым фронтом против опасности, исходящей от поднаторевшей в гибридных войнах Москвы

Пожалуй, самый крупный дипломатический скандал последних лет — высылка из США 35 российских дипломатов в декабре 2016-го. Основание: нарушение дипломатической деятельности. Помимо этого, американцы лишили россиян доступа к двум загородным «дачам» в Нью-Йорке и Вашингтоне, которые являются российской дипломатической собственностью. На тот момент уже вовсю обсуждалась тема вмешательства русских хакеров в выборы в США.

Сколь бы увесистой ни была последняя из перечисленных оплеух, она не идёт ни в какое сравнение с тем, что предстоит пережить России сейчас, когда её берутся в унисон обкладывать красными дипломатическими флажками Вашингтон, Лондон и Брюссель. Почувствовав себя загнанным зверем, Москва может предпринять не только симметричные шаги. Угроза того, что дипломатическая война перерастёт в холодную, а затем и в горячую, в нынешней обстановке не кажется слишком надуманной.

Три фактора войны

По мнению немецкого историка Хельмута Гризера, Первая мировая война стала катастрофой, которой никто не ждал. «Это был провал дипломатии, — считает он. — Каждый желал войны, но никто — именно такой войны, мировой. Причинами этого пожара, охватившего всю Европу, наряду со стремлением к власти стали просто халатные просчёты и целая цепь недоразумений».

Такое мнение по поводу причин бойни, разрази­вшейся летом 1914-го, высказывал не только Гризер. Совокупность факторов привела к величайшему кровавому катаклизму. Но в основе всего лежало желание войны. Мало кто думал о том, каких масштабов может достичь это кровавое событие, но его в принципе хотели — не только правители, но и народы.

Именно внедрение в людские массы шальной мысли, что оружием можно решать международные противоречия, и является первым фактором новой войны — пока что гипотетической. То, что Россия «беременна» этим фактором, создаёт дополнительные риски.

Уже несколько лет российскому социуму навязывается идея реванша. «Не смешите мои «Искандеры» и «Можем повторить» (поход на Берлин) стали популярными лозунгами несколько лет назад. «Добровольцы», воюющие в Украине и Сирии, лишь сгустили милитаристский угар. А предвыборное выступление Путина с демонстрацией роликов с новыми вооружениями и вовсе превратили его в общенациональную эйфорию. Фактически общество подготовлено к тому, что с Западом (шире — с любым «врагом») можно говорить только с позиции силы. Причём не экономической — её нет. Как выразился ещё год назад профессор Исследовательского института международных проблем Фуданьского университета (Шанхай) Фэн Юйцзюнь, экономическая слабость России «сильно не соответствует масштабам её дипломатии». Потому-то Москва готова продвигать свои интересы только войной. Если её лишат возможности вести гибридную, то нельзя исключать того, что она решится на войну полноценную.

ВСЕ ДОРОГИ ВЕДУТ К МИДУ. Представители посольства Исландии прибывают на брифинг по делу об отравлении Скрипаля

Второй фактор следует искать за океаном. В тех пертурбациях, которые происходят в окружении Дональда Трампа. В нынешних коридорах американской власти оказались люди, в сравнении с которыми бывший госсекретарь Рекс Тиллерсон может показаться апостолом миротворчества. Но даже сменивший его экс-директор ЦРУ Майк Помпео, весьма агрессивная фигура, как выясняется, не самый главный «ястреб», формирующий внешнюю политику США. Лавры «самого-самого» принадлежат новому советнику главы Белого дома Джону Болтону. Бывший член команды Джорджа Буша — младшего Ричард Пейнтер написал в своём Twitter: «Болтон — это приглашение к войне, возможно, ядерной. Он самый опасный человек из тех, кто будет работать в нынешней администрации».

Возможно, это преувеличение, но именно Болтон последнее время, ещё не будучи в статусе советника Трампа, расставлял точки над «i» в международной повестке дня Вашингтона. Он говорил о необходимости смены режима в Сирии. Он выступал за сдерживание Китая и России. Он ратовал за нанесение удара по КНДР. Он написал в статье для The Wall Street Journal в июне минувшего года: «США должны признать, что Иран и Россия — противники, а не союзники».

Понятно, что в Соединённых Штатах всё не может зависеть от действий одного человека, даже если этот человек — президент. Не говоря уж о советнике. И трудно не заметить тенденцию: среди ключевых фигур, оформляющих внешнюю политику Белого дома, преобладают отнюдь не «голуби». И они готовы в некоторых ситуациях предпочесть силе дипломатии дипломатию силы. В том числе военной.

Наконец, третий фактор — одиночество России. Она без пяти минут изгой. У неё почти не осталось союзников. В этом смысле жалобы на Пекин, который готов взаимодействовать с Европой в обход Москвы, весьма показательны. Когда страна остаётся без влиятельной поддержки, и у неё, и у тех, кто ей противостоит, велик соблазн полагаться исключительно на весомые аргументы военно-промышленного комплекса. Чтобы этого не произошло, кто-то должен отступить.

Противостояние, спровоцированное Москвой, усиливается. А оптимизм по поводу того, что всё закончится лишь дипломатической войной, убывает.

Юрий Божич

Читайте также: