Холодницкий & Сытник: роковые ошибки руководителей антикоррупционных органов

26.03.2018 156 0

Высшее политическое руководство пытается установить полный контроль над новыми антикоррупционными органами.

Обнаружение в кабинете руководителя САП Назара Холодницкого устройства для негласного получения информации может стать переломным этапом функционирования всей антикоррупционной системы Украины. Это событие – кульминационное в длительном противостоянии ГПУ–НАБУ–СБУ–САП, обусловленном попытками высшего политического руководства установить полный контроль над новыми антикоррупционными органами. Хотя само по себе оно не является каким-то откровением — лично я всегда был убежден, что руководители САП и НАБУ находятся под внимательным контролем соответствующих лиц и структур.

Генпрокурор Юрий Луценко заявил, что прослушивание руководителя САП «было санкционировано судом». Это означает, что оно осуществлялось в рамках соответствующего уголовного производства. Согласно УПК, такого рода негласные следственные (розыскные) действия (НСРД) проводятся исключительно в уголовном производстве по тяжким или особо тяжким преступлениям. Таким образом, Холодницкий проходил по уголовному делу о некоем тяжком или особо тяжком преступлении и оперативно в его рамках документировался. Как правило, в таких делах проводится комплекс НСРД, а потому не исключено, что против руководителя САП осуществлялись и другие виды НСРД, в том числе видеоконтроль, снятие информации с транспортных телекоммуникационных сетей и электронных информационных систем. Разрешение на проведение таких НСРД дает следственный судья по обращению прокурора или следователя (детектива) по согласованию с прокурором.

Из анализа распространенной в СМИ информации и высказываний по этому поводу руководителей правоохранительных структур (ГПУ, СБУ, НАБУ и САП) можно обоснованно предположить, что разработку Холодницкого осуществляло НАБУ под процессуальным руководством ГПУ. СБУ сразу же опровергла свою причастность к «жучку», обнаруженному в кабинете руководителя САП, хотя, скорее всего, должна была быть в курсе проведения таких мероприятий, особенно если они включали у себя не только прослушивание кабинета, но и телефонов Холодницкого.

Не берусь говорить о наличии или отсутствии законных оснований для разработки руководителя САП — для этого нужно видеть дело и знать его обстоятельства. Но надо учитывать тот факт, что по старым отечественным традициям (которых не изменило «масштабное» реформирование правоохранительной сферы) оперативная разработка должностного лица такого уровня изначально должна была быть санкционирована высшим политическим руководством — добро должна была дать Банковая. А это означает, что Банковая сливает Холодницкого, поскольку он не оправдал ее ожиданий. Таким образом она наказывает его за то, что он плохо контролировал НАБУ и не смог полностью нейтрализовать угрозы и риски от его деятельности, которые касались политического руководства государства и его окружения. И как это ни цинично звучит, такое наказание осуществляется руками НАБУ, процессуальное руководство деятельностью которого осуществлял руководитель САП.

 

Ошибка Холодницкого

Главная ошибка Ходницкого заключается в том, что он не смог наладить конструктивное сотрудничество между САП и НАБУ на основе закона. Их отношения практически все время сопровождались латентным конфликтом, периодически входившим в острую фазу, со взаимными публичными обвинениями. Хотя были хорошие случаи общей реализации дел, дававшие надежду на погашение конфликта и налаживание конструктива. Руководителям САП и НАБУ удавалось объясниться и в тех случаях, когда для удовлетворения интересов Банковой нужно было принимать общее решение. Как это, например, было в случае с передачей, при отсутствии законных оснований, дела о «черной бухгалтерии» Партии регионов из НАБУ в ГПУ. Банковая была кровно заинтересована, чтобы это дело попало под ее полный контроль, поскольку независимое ее расследование угрожало существованию нынешней политической власти. НАБУ, в свою очередь, не хотело возиться с этим делом, поскольку его расследование требовало серьезных усилий и не обещало быстрых пиар-дивидендов. При том, что это дело касается основ политической коррупции в Украине и с его помощью можно серьезно почистить политическую верхушку. Однако НАБУ и САП самоустранились от расследования коррупционного дела №1 и таким образом фактически способствовали его погребению.

Проблема Холодницкого заключается в том, что ему приходилось разрываться между интересами Банковой и необходимостью обеспечить антикоррупционную деятельность на основе закона. Руководитель, перед которым возникает такая дилемма, рано или поздно должен определиться, на чью сторону встать. Нынешняя ситуация из-за того, вероятно, и возникла, что Назару Ивановичу по разным причинам сложно было утвердить однозначное решение. Хотя мы должны понимать, что руководителю такой структуры удовлетворить все политические и бизнес-прихоти просто невозможно. Вместе с тем там — наверху — благонадежным и преданным считают лишь того, кто выполняет абсолютно все, что нужно, и так, как нужно. Один сбой — и к тебе уже множество претензий.

Судя по всему, Холодницкому ныне предложили мягкий вариант — покинуть должность «по собственному желанию». К этому решению сразу после обнаружения «жучка» его целеустремленно начали подводить через СМИ. Генпрокурор Юрий Луценко, отвечая на вопрос о судьбе руководителя САП, сказал, что Холодницкий над этим думает. Скорее всего, именно вариант «по собственному желанию» и будет реализован. Если Холодницкий еще для этого не созрел, то, не исключено, что ему помогут подумать в правильном направлении — дадут что-то послушать или посмотреть. Тем более что увольнение руководителя САП по собственному желанию — едва ли не единственная для него возможность досрочно оставить эту должность: если директора НАБУ еще можно уволить по результатам аудита его деятельности, то в отношении руководителя САП закон такой возможности не предусматривает.

Знаю, что часть общественных активистов-антикоррупционщиков, всегда активно защищавшие Сытника и пытавшиеся приструнить Холодницкого, сейчас радуются ситуации, в которой глава САП. Но если исходить из интересов общего дела, а не руководствоваться исключительно критериями личных симпатий-антипатий, то оснований для радости может и не оказаться. Хотя ради справедливости следует признать, что у активистов будет больше оснований предъявить претензии к руководителю САП, который нередко действовал в унисон с Банковой, что препятствовало общей деятельности с НАБУ. Собственно, вся эта разновекторность (в совокупности с другими факторами) постепенно и разрушала доверие и надежду, которые общество высказывало и возлагало на новые антикоррупционные органы.

Ошибка Сытника

Если в этом случае директор НАБУ Артем Сытник действительно сыграл вместе с ГПУ против Холодницкого и думает, что он выиграл, то он глубоко ошибается. Потому что следующим, кого Банковая помножит на нуль, будет сам директор НАБУ. Просто начали с руководителя САП, за которым нет такой мощной защитной стены, как США.

Ошибка Сытника заключается в том, что он сыграл в чужую игру. Независимо от того, по каким соображениям. Да, у него с Холодницким были непростые, напряженные, а нередко и откровенно конфронтационные отношения (хотя каждый из них периодически это отрицал). Но Артем Сергеевич не мог не понимать, что главная причина противостояния между САП и НАБУ связана не с личностью руководителя САП (хотя он, как и руководитель НАБУ, имеет собственные амбиции и не лишен желания погреться в лучах славы), а с интересами политического руководства государства, которые оно старалось удовлетворить через руководителя САП (как, в определенной степени, и через руководителя НАБУ).

Собственно, сама общая игра НАБУ и ГПУ (если она, в самом деле, есть) против Холодницкого вызывает много вопросов, если учесть, что эти две структуры находятся в еще большей перманентной войне между собой, чем САП и НАБУ. Достаточно сказать, что каждое из этих ведомств ведет уголовное производство против другого (по информации, в некоторых из них фигурируют и сами руководители этих ведомств).

Думаю, что, кроме прочего, Сытник не мог простить Холодницкому то, что последний в конфликте НАПК–НАБУ (когда НАПК составило протокол на директора НАБУ) откровенно встал на сторону НАПК (по сути — на сторону Банковой).

Способствуя увольнению Н.Холодницкого с должности руководителя САП, Сытник существенно себя ослабляет. Поскольку в таком случае сработает принцип домино. Хочу напомнить о том, что я писал о последствиях конфликта НАБУ и САП еще в 2016 г.: «Руководители этих органов должны хорошо понимать и другое, а именно то, что каждый из них будет оставаться на своей должности до тех пор, пока свою должность будет сохранять другой. Если кто-то из них собьет другого, то это будет его пирровой победой — практически сразу он пойдет за своим оппонентом. Победителем в этом конфликте будет третий — тот, кто хочет полностью контролировать эти органы, а борьбу с коррупцией вести в ручном режиме для своей личной и политической выгоды. Кто этот третий, понятно».

Можно не сомневаться, что на место Холодницкого Банковая посадит намного более лояльного к себе человека. По моей информации, поиск такой кандидатуры уже начался, и, скорее всего, она будет из ГПУ — с орбиты генпрокурора. Безусловно, вхождение ее в должность руководителя САП состоится через «прозрачный» конкурс, искусством проведения которого власть давно уже успешно овладела. Главной задачей нового руководителя САП будет поставить НАБУ на место. А сделать это, при тех серьезных недостатках в работе НАБУ, о которых пишут СМИ, — будет совсем несложно. Тем более не забываем, что, согласно закону, САП осуществляет процессуальное руководство расследованием дел НАБУ (по сути — львиной долей его деятельности). А следовательно, новый руководитель САП будет иметь все возможности создать невыносимые условия для работы НАБУ. В такой ситуации нельзя также исключать введение прямого процессуального руководства деятельностью НАБУ со стороны лично генпрокурора (парламентарии с радостью пойдут на такое нововведение). В конце концов, все это значительно облегчает поглощение НАБУ новообразованным ГБР — такой вариант давно уже прорабатывается.

В результате у Сытника могу оказаться три наиболее вероятных варианта поведения:

1) оставить должность действительно по собственному желанию, понимая, что работать не дадут (вопрос — дадут ли это сделать США, которые столько вложили в НАБУ и его директора);

2) оказаться в нынешней ситуации Холодницкого — ведь ставить «жучки» умеет не только НАБУ (у СБУ в этом опыта намного больше, да и ГПУ даром хлеб не ест);

3) стать полностью своим для Банковой: таким образом можно избежать личных проблем с законом, но после этого о НАБУ как о таковом можно будет окончательно забыть. Оно, как и остальные правоохранительные органы, станет инструментом в руках политического руководства государства и будет работать на удовлетворение его политико-бизнесовых интересов.

***

Не вдаваясь в вопрос о законности оперативной разработки руководителя САП и обстоятельствах дела, в котором она проводится, можно сделать несколько выводов в отношении общего контекста антикоррупционной деятельности.

Очевидно, что спецоперация политической власти по дискредитации новых антикоррупционных органов идет к своему завершению — запущенный ею механизм втягивания их во внутривидовую борьбу на самоуничтожение успешно справился со своей задачей. НАБУ и САП перестают быть главными субъектами противодействия политической коррупции — такой статус себе снова возвращает Банковая. А это означает, что, как и раньше, антикоррупционная деятельность на высшем уровне будет осуществляться из соображений политической и личной целесообразности, а не на началах законности.

Бесспорно, это приведет к новому обострению отношений между Украиной и США, которые хорошо понимают последствия этой спецоперации. Руководство Украины не может это не понимать, и если оно идет на такие шаги, это означает, что они для него жизненно важны. Но и у США есть чем отреагировать, и такая реакция не замедлит, поскольку их отнюдь не устраивают бутафорные антикоррупционные органы.

Все произошло в значительной мере из-за того, что руководители новых антикоррупционных структур — НАБУ и САП — оказались не готовы к этим чрезвычайно ответственным должностям. Личные амбиции и интересы в сочетании с неготовностью противостоять вызовам и рискам, держать удар и иметь позицию погубили важное государственное дело. Чтобы должным образом выполнять свою миссию на таких высоких должностях, нужно четко осознать, что власть — это, прежде всего, колоссальная личная ответственность за реализацию предоставленных властных полномочий, а не банальная возможность влиять на других людей и наказывать их.

К величайшему сожалению, Украина в который раз потеряла шанс коренным образом очистить тотально коррумпированную власть. Теперь такая возможность может предоставиться не скоро. Хотя, как показывает новейшая история Украины, все может очень быстро кардинально измениться — и не по сценарию власти. Несмотря на все недостатки, украинское общество имеет мощный потенциал защищать важнейшие социальные ценности и направлять страну по демократическому пути развития.

Читайте также: