- Аналитика, Топ-новость

Российская шпионская сеть по всей Европе оказалась под угрозой — The Times

 

Акции в ответ на отравление в Солсбери состоялись, поскольку Тереза Мэй, похоже, выиграла битву за объединение всех 28 стран, подписавших заявление, обвиняющее Москву в покушении на убийство бывшего российского шпиона Сергея Скрипаля и его дочери Юлии.

Вчера вечером президент Европейского совета Дональд Туск выступил с заявлением от имени членов этого органа, заявив, что он поддерживает тезис британского правительства, что «велика вероятность» того, что Россия (фашистское государство, признанное Законом Украины от 20.02.18 страной-агрессоромнесет ответственность за отравление и что «нет другого правдоподобного альтернативного объяснения». В заявлении была выражена «безоговорочная солидарность» с Великобританией «перед лицом такого серьезного вызова нашей общей безопасности».

Ранее литовский президент Грибаускайте впервые публично намекнула на скоординированные действия, когда она присоединилась к г-же Мэй и другим лидерам на саммите Европейского совета в Брюсселе, заявив, что она «подумывает» о высылке дипломатов.

 

Согласно источникам, Латвия и Эстония также готовятся выслать дипломатов. Сообщают, что Франция и Польша тоже пообещали предпринять конкретные действия в ближайшие дни, а Германия намекнула, что и она примет меры, чтобы донести до русских «жесткое общее предупреждение от всех европейцев».

Госпожа Мэй предупредила европейских лидеров, что отравление «было частью схемы российской агрессии против Европы и ее ближайших соседей от западных Балкан до Ближнего Востока».

Она провела встречу с канцлером Германии Ангелой Меркель и президентом Франции Макроном перед официальным обедом, на котором формально обсуждали ответ ЕС. «Франция заявила, что готова поддержать Терезу Мэй гораздо более явно, если ей это требуется», — сказал высокопоставленный французский дипломатический источник. «Некоторые страны, такие как Франция, готовы к возможным мерам, принятым в масштабе страны по согласованию с другими европейскими странами».

Пока г-жа Мэй пыталась добиться согласия в отношении единого заявления, президент Путин поддерживал контакт по крайней мере с одним из лидеров ЕС — премьер-министром Греции Алексисом Ципрасом, ведя дипломатические действия на заднем плане, чтобы избежать дальнейших мер наказания. Греция была среди таких стран таких как Италия, Болгария, Люксембург, Кипр и Австрия, которые стремились сохранить хорошие отношения с Кремлем. Они настаивали на смягченной версии заявления ЕС, в котором бы только говорилось, что блок воспринял «чрезвычайно серьезно» мнение Лондона касательно виновности Москвы.

В окончательной версии заявления, опубликованного прошлым вечером, говорится: «Использование химического оружия, в том числе использование любых отравляющих химических веществ в качестве оружия при любых обстоятельствах, совершенно неприемлемо, должно систематически и строго осуждаться. Это представляет угрозу безопасности для всех нас.

«Государства — члены ЕС будут координировать свои последующие действия в зависимости от реакции российских властей».

Марк Рютте, премьер-министр Нидерландов, сказал, что посол ЕС в России будет отозван, чтобы проконсультироваться с Брюсселем по поводу нападения Солсбери. Он не стал называть этот шаг «санкцией» против Москвы.

Британия поделилась информацией с союзниками из ЕС о 23 «негласных сотрудниках разведки», которые после нападения в Солсбери были высланы.

Александр Яковенко, посол России в Лондоне, опроверг перспективу дальнейших выдворений, но высказался по поводу сравнения Борисом Джонсоном грядущего этим летом Чемпионата мира по футболу в Москве с Олимпийскими играми в Берлине 1936 года.

Он сказал, что Москва считает заявление министра иностранных дел «недопустимым и абсолютно безответственным». «Британское правительство в праве принять решение об участии в ЧМ, но ни у кого нет права оскорблять русский народ, который победил нацизм и потерял более 25 миллионов человек, сравнивая нашу страну с нацистской Германией».

Дебора Хейнс, Фрэнсис Эллиот, Бруно Уотерфиелд и Джон Симпсон, The Times(Великобритания)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *