- Блог

Что случилось в Сирии? Приватизация прибыли, национализация убытков

 

Каков основной источник богатства российских олигархов? Если от результатов их деятельности случается прибыль, они кладут ее себе в карман, предварительно не забыв увести бóльшую часть в оффшоры, чтобы налогов не платить. Если что-то идет не так, счет предлагается оплатить налогоплательщикам – то есть всем нам. Как это происходит, мы несколько раз наблюдали на практике. К примеру, когда Олег Дерипаска в 2008 г. попал в непростую ситуацию, ВЭБ ему отгрузил 4.5 млрд долларов. Потом государство также неоднократно помогало ему миллиардами бюджетных денег

(https://www.vedomosti.ru/opinion/articles/2010/01/20/oleg-deripaska-poluchil-novyj-podarok-ot-premera-vladimira-putina).

Помощь Дерипаске за счет бюджета –  не исключение, а правило. В декабре 2014 г. государство выделило 625 млрд рублей Сечину, так как он не мог расплатиться с западными кредиторами (https://www.vedomosti.ru/opinion/articles/2015/01/27/hvatit-kormit-evropu). В 2016 г., когда у многих инвесторов, кто построил отели и всякие курорты в Сочи прибыль оказалась ниже, чем они предполагали, ВЭБ снизил им ставку по кредитам с 9% до 2.5%, а срок погашения увеличил с 5 до 25 лет. Самыми крупными инвесторами олимпийской стройки, которых кредитовал ВЭБ, являются «Интеррос» Владимира Потанина (кредит около 70 млрд руб.), «Базовый элемент» Олега Дерипаски (более 30 млрд руб.) и группа «Ренова» Виктора Вексельберга (около 15 млрд руб.). «Решение ВЭБа по ставке и сроку [кредитов] мы поддерживаем», — сказал РБК представитель «Интерроса», отказавшись от деталей (https://www.rbc.ru/business/08/07/2016/577e90aa9a7947671e262ee2). Конечно, они поддерживают! Если посчитать приведенную стоимость денег, то изменение процентной ставки с 9% до 2.5% сроком на 25 лет эквивалентно списанию 64% от общей суммы кредита, то есть Потанину выделили помощь за счет бюджета 45 млрд рублей, Дерипаске – 19 млрд, Вексельбергу – 10 млрд. Если учесть, что эти кредиты изначально выдавались с большим дисконтом к рыночной стоимости денег (которая на момент выдачи составляла порядка 13%-14% годовых), то общая субсидия от налогоплательщиков олигархам составила 78% от выданных средств. То есть если Потанин построил объектов на 70 млрд, то 55 млрд было оплачено фактически за счет бюджета. Только 100% собственности и права на получения 100% прибыли по этим объектам ушли Потанину.

Я понимаю, что в 2016 г. выяснилось, что цены на нефть резко упали по сравнению с 2011-2013 гг., когда объекты строились. Доходы населения, соответственно, тоже упали, а значит, и прибыли от эксплуатации этих курортных объектов оказались существенно ниже, чем предполагалось изначально. Но это нормальный бизнес-риск. Почему его должны оплачивать налогоплательщики? Eсли эти же товарищи получают многомиллиардные прибыли от хорошей конъюнктуры, никто из них не несет эти миллиарды в бюджет. К тому же, это не бедные люди – у них есть достаточно средств, чтобы покрыть убытки за свой счет. Причина не в том, наше государство такое доброе и старается всем помочь. Когда те же валютные ипотечники попали в непростую ситуацию в связи с резким изменением курса валют, никто им помогать не кинулся. Ответ государства был в стиле: «Головой нужно было думать, когда кредиты в валюте брали». Разница в подходе государства к олигархам и гражданам здесь, конечно, объясняется тем, что валютные ипотечники не могут подарить медведевым, приходькам и прочим уважаемым людям дорогостоящие усадьбы и яхты, а олигархи могут.

Точно такую же модель Путин избрал для  внешней политики. Вспомните, как мы отжали Крым у Украины? Появились какие-то непонятные человечки, которые постепенно захватили военные базы, «помогли» парламенту Крыма принять правильные решения, а также осуществили силовую поддержку референдума о присоединении. Путин во время этих событий напрямую отрицал, что Россия как-то в этом участвовала. И только тогда, когда операция по присоединению Крыма окончилась успешно, он признал, что это были наши вооруженные силы, и это был такой у нас хитрый изначальный план. То есть, когда стало понятно, что операция принесла прибыль, Путин ее с удовольствием себе забрал и растиражировал свой успех по всем СМИ.

Что бы было, если что-то пошло в Крыму не так? Например, украинские военные могли не сдавать свои базы без единственного выстрела, часть населения могла не подчиниться новому русскому порядку, международное сообщество могло вмешаться чуть более активно? Тут даже гадать не надо, что бы случилось. Мы все наблюдали похожий сценарий в Донецкой и Луганской области. Успешный и триумфальный блицкриг не удался, и Путин так и не признал, что наши военные там в каком-то виде присутствуют. Позиция «все победы — наши, а все поражения – не поймешь чьи» очень удобная. Можно избежать ответственности даже за те события, которые в нормальных условиях привели бы к глубокому политическому кризису. К примеру, сбитый малазийский Боинг. Всем уже очевидно, что БУК, которым он был сбит, приехал из России, команду на его отправку в Донбасс могли дать только офицеры Минобороны. Признание этой трагической ошибки нанесло бы огромный ущерб и российским вооруженным силам, и всему нашему государству. Поэтому Путин и его правительство избрало точно такую же тактику, что российские олигархи – «если у нас что-то не получилось и в результате нашей деятельности образовались убытки, это все не мы, пусть кто-нибудь другой оплатит счет».

Операция в Сирии проходит по тому же сценарию, как в Донбассе и Крыму. Победы приписываются славе русского оружия и лично гению Путина. При этом победы преподносятся как события небывалых масштабов (см. к примеру, концерт в Пальмире https://www.rbc.ru/politics/05/05/2016/572b6bff9a79479aa28d7a53). А поражения либо замалчиваются, либо вообще не признаются, что таковые были. Произошедшая на прошлой неделе история, когда в результате боевого столкновения погибли около 100 и были ранены около 200 российских военнослужащих (http://www.bbc.com/russian/news-43081972) – из той же серии. Если бы группе наших военных удалось захватить это нефтеперерабатывающий завод у сил антитеррористической коалиции, возглавляемой США, то сегодня мы бы видели репортажи по всем федеральным каналам, как наши бравые солдаты натянули пиндосов и их прихлебателей (для примера, посмотрите, как корреспонденты федеральных СМИ комментируют выигрыш России у США в хоккей https://twitter.com/dimsmirnov175/status/964869113750401024).  Но операция провалилась, и Россия всеми силами открещивается от этого поражения – это не наши солдаты, мы вообще не курсе, что там произошло, и т.д. и т.п.

Заявления официальных властей, что они не в курсе, кто там погиб, не выдерживают никакой критики. Если там воют солдаты, значит, им кто-то платит и дает им оружие. Все знают, что за организация все это оплачивает – «ЧВК Вагнера». Та же организация, которая воевала в Донбассе, чьи солдаты тренируются на базах Минобороны и чьи раненые потом проходят лечение в госпиталях Минобороны. Но использование формальной прокладки в виде «ЧВК Вагнера» позволяет российским властям всегда, если вдруг что-то пошло не так, откреститься от действий этих военных. Если же у них что-то получилось, то это наша победа, достигнутая под руководством мудрого стратега и руководителя Владимира Путина. Фотография принта  футболки, которую я выбрал для иллюстрации данного поста, как раз иллюстрирует такого рода пиар «Путин и его никем неопознанные вежливые люди».

Казалось бы, это гениальное изобретение наших властей. Это очень удобно – присваивать себе все победы, а поражения списывать на каких-то непонятных ополченцев и наемников, которые не поймешь, откуда взялись. С тактической точки зрения это действительно очень выгодно. Но со стратегической – ведет к провалу. Российская экономика последние 10 лет фактически не растет. И дело тут не только в финансовом кризисе и падении цен на нефть. Весь мир уже давно оправился от кризиса и показывает стабильный рост, включая нефтяные страны. Причин стагнации в России несколько. Одна из них — государство в 2008 г. послало сигнал олигархам: «Не волнуйтесь, если что, налогоплательщики оплатят все ваши убытки». И государство с тех пор оставалось верным этому принципу. Зачем тогда им просчитывать проекты, инвестировать только в те, которые обеспечат прибыль, зачем продумывать стратегии, как застраховать себя от убытков если что? Если что-то пошло не так, можно всегда придти в правительство, посетовать на неблагоприятную конъюнктуру, и чиновники с радостью отгрузят миллиарды бюджетных денег. При такой системе отношений, у крупных предпринимателей пропадают стимулы строить эффективный бизнес и вкладывать деньги только в те проекты, которые действительно приносят добавленную стоимость. Когда налогоплательщики покрывают убытки предпринимателей, это ведет к долгосрочной стагнации.

Похожая тактика в военной сфере приведет к точно таким же результатам – деградации вооруженных сил. Каждое поражение должно быть проанализировано. Ответственные генералы должны понести наказание. Если подвело оружие, нужно сделать выводы касательно будущих закупок  и/или донести до оборонных предприятий нужную информацию, как они могли бы это оружие усовершенствовать. В России сейчас военные принимают на себя ответственность за победы (не вдаваясь в детали, воевала ли там «ЧВК Вагнера» или кто иной), и никто из военных, включая министра обороны, не отвечает за поражения.  Нормальные ответственные военные, которые думают о жизнях личного состава, будут вымыты авантюристами, которые будут бездумно кидать войска в бой в надежде на красивое пиар-событие. Профессиональные военные, которые любят Родину и готовы ее искренне защищать, будут также вымыты безбашенными солдатами удачи, которым все равно в кого и зачем стрелять, главное, чтобы платили. Вспомните, какая истерика поднялась на наших федеральных каналах, когда российским олимпийцам не дали выступать под российским флагом. Наши военные уже много лет воют без какого-либо флага. Государство намеренно отправляет их в бой как «ничьих», чтобы если что, всегда можно было от них откреститься. Это крайне губительная тактика в долгосрочной перспективе. Если мы хотим иметь сильную и успешную армию, то военные должны воевать под флагом родной страны. Генералы должны брать ответственность не только за победы, но и за поражения. Вдовы, если их мужья погибли при выполнении долга, должны испытывать на себе пожизненный почет и уважение, а также материальную помощь со стороны государства. В противом случае – это не армия, это банда людей с автоматами, от которых никогда не знаешь, чего ожидать.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *