Оттенок серого

05.02.2018 195 0

Когда в центре столицы 600 крепких молодых людей в униформе (часть — в масках) приносят присягу и заявляют, что будут наводить порядок в стране и бороться с правонарушениями, у многих складывается впечатление, что либо власть в стране недееспособна и ее функции можно брать силой, либо это демонстрация новых методов политической борьбы — когда риторику подкрепляют действием.

Присяга «Национальных дружин» на Майдане и показательно резкая реакция на это событие руководства МВД — одно из главных событий прошедшей недели. Эта акция проявляет одну из основных сюжетных линий будущих электоральных баталий 2019-го года. Итак, что произошло и что за этим стоит?

«Национальные дружины» — это общественная организация, напрямую связанная с партией «Национальный корпус» народного депутата Андрея Билецкого. Возглавляет «НД» один из доверенных людей Билецкого — Игорь Михайленко, бывший командир отряда разведки специального назначения Нацгвардии «Азов». Михайленко вместе с Билецким в 2011-м были обвинены в покушении на убийство и попали в тюрьму после громкого процесса. В то время информационную поддержку адвокатам Билецкого и Михайленко в Харькове оказывали только СМИ, близкие к тогда еще оппозиционному политику Арсену Авакову.

«Национальные дружины» — продолжение проекта Билецкого в рамках «Нацкорпуса» по работе с активной молодежью, демобилизованными ветеранами АТО, имеющими активную жизненную позицию, для которых такого рода общественная деятельность — это:

— продвижение «Национального корпуса» и привлечение сторонников акциями прямого действия;

— прямое влияние на конфликтные ситуации, возможность их решения в ту или иную пользу;

— социальный лифт во власть и обретение политического и общественного влияния на конкретной территории;

— позиционирование «НК» как структуры, обеспечивающей общественную безопасность.

Подобный социальный лифт поднял политическую карьеру и самого Билецкого, в 23 года ставшего членом организации украинских националистов «Тризуб» имени Степана Бандеры. «Тризуб» стал базой для большинства действующих праворадикальных молодежных движений — в частности, руководителями «Тризуба» были также создатели «Правого сектора» Дмитрий Ярош и Андрей Стемпицкий. В 2002-м это было крайне экзотическое и нетипичное для Харькова увлечение, однако на его основе Билецкий создал собственную организацию «Патриот Украины», которая позволила ему проявиться как политическому лидеру. С тех пор Билецкий многократно масштабировал свою деятельность.

Билецкий создает мобилизационные проекты, направленные на вовлечение молодежи в акции прямого действия на основе патриотической националистической идеологии. Самым успешным его проектом стал «Азов», который благодаря поддержке министра МВД Авакова Билецкий сумел превратить в одну из наиболее боеспособных, наиболее обеспеченных и подготовленных боевых частей в Украине. На основе «Азова» с 2015-го года Билецкий развивает направление общественно-политического движения. Вначале это был «Гражданский корпус «Азов». Затем он трансформировался в партию «Национальный корпус». Теперь при «Национальном корпусе» создана общественная организация «Национальные дружины», которая возникла не с нуля — то же организационное ядро и «личный состав».

В 2016-м первой самостоятельной массовой акцией «Азова» стала демонстрация 20 мая против принятия решения о проведении выборов на оккупированных территориях Донбасса. В акции участвовало около 5 тысяч человек.

В 2017-м Билецкий открыто сформулировал свою цель — участие в парламентских выборах, создание единой правой националистической партии вместе со «Свободой» и «Правым сектором». 22 февраля 2017-го эти три организации прошли совместным маршем по Киеву, численность участников составляла около 5–7 тысяч человек, объявленная цель — требование к властям наказать палачей Небесной сотни и выполнить другие обещания, данные Майдану.

14 октября 2017-го «Национальный корпус», «Свобода» и «Правый сектор» также провели совместный марш — от 5 до 10 тысяч человек.

17-го октября во время массовой акции оппозиционных сил под Верховной Радой именно структуры Билецкого обеспечивали охрану сцены и следили за безопасностью мероприятий.

В конце 2017-го было очевидно, что проект «Национальные дружины» стал самостоятельным, чтобы легитимизировать и структурировать действующие организации «Нацкорпуса» во всех регионах.

Если во время политических акций в Киеве «НК» всегда подчеркнуто соблюдает образцовый порядок, то во время конфликтных споров «НК» готов вступать в столкновения как с различными охранными и «крышующими» структурами, так и с полицией. Одним из самых популярных форматов действия «НК» является участие в давних и нерешенных спорах местного самоуправления. Так, 5 октября 2017-го на улице Ревуцкого в Киеве участники «Нацдружин» и «Нацкорпуса» при поддержке местных жителей разгромили незаконную автозаправку, строительство которой (вопреки протестам прокуратур и местных жителей) продолжалось.

Огромный резонанс вызвало столкновение с полицией в Кременчуге в декабре 2017-го и попытка силой отбить у полиции одного из задержанных участников в форме «Нацдружин».

29 января произошли одновременно две акции «Нацдружин». В Киеве 600 человек в униформе принесли присягу на Майдане. А в Черкассах «Нацдружины» предприняли куда более громкую акцию: зашли в масках на сессию городского совета Черкасс с целью заставить депутатов проголосовать за местный бюджет на 2018-й год.

И только в этот момент большинство наблюдателей, западных дипломатов и широкая общественность обратили внимание на «Нацдружины» как на самостоятельный политический фактор, феномен, вызывающий беспокойство. Акция на Майдане была во много раз меньше предыдущих демонстраций, но впервые в центре Киева собрались 600 человек в однострое, которые заявляют, что они собираются наводить порядок там, где государство не справляется, в частности — патрулировать улицы населенных пунктов с использованием легального травматического оружия.

Такие заявления на фоне действий «НД» и нескольких столкновений с полицией никак не похожи на желание сотрудничать и содействовать правоохранительным органам. Это нельзя воспринять иначе как публичное заявление о намерении общественной организации наводить порядок своими методами и по своему разумению самостоятельно, без сотрудничества с государством.

Поэтому реакция за рубежом и в Украине на это событие последовала резкая. Руководство МВД, сам министр, руководство Нацполиции сделали резкие заявления о том, что никаких альтернативных общественных силовых структур в Украине не будет. Что ж, посмотрим, как эти слова повлияют на дальнейшую деятельность «Нацдружин». Очевидно, что акция Билецкого не могла быть полной тайной для властей, и очевидно, что об этом было проинформировано МВД.

Опасения по поводу возможного применения «Нацдружин» для чего-то вроде государственного переворота на данный момент, на мой взгляд, никаких предпосылок не имеют. И тут дело даже не в том, что о неприемлемости переворота и силового свержения власти во время войны постоянно говорят и сам Билецкий, и вся его команда. Просто «Нацдружины» создали не авантюристы, а прагматики. Они понимают, что захватить-то Банковую можно, а вот эффективно управлять страной с Банковой нельзя — система управления разрушена.

Не думаю, что «Нацкорпус» является карманным проектом какой-то одной политической партии. Думаю, что Билецкий за время войны достаточно окреп для самостоятельного поиска попутчиков, союзников и ресурсов. Билецкий и его друг — другой народный депутат-«азовец» Олег Петренко — контактируют не только с министром МВД Аваковым, но и с президентом Порошенко, с другими политическими силами. Поле для маневра широкое. Ситуаций, куда надо вмешаться — много.

Безусловно, «Нацдружины» — это проект политический, по задумке призванный способствовать тому, чтобы «Нацкорпус» и другие правые смогли зайти в парламент. Проект нашей гибридной политики во время гибридной войны.

Появление структур, которые на глазах у власти развиваются, принимая на себя ее функции в нерешенных спорах, показывает одну из ключевых проблем развития государства на данный момент — мышечную дистрофию.

Власть в Украине слаба и фрагментарна, а посему оставляет много площадок, где она просто незаметна либо не исполняет свои обязанности. И вот в эти незанятые правоохранительными органами, исполнительной властью и судами ниши заходят крепкие парни с патриотическими лозунгами и националистической символикой. Они не хотят свергать эту слабую власть — зачем, если они прекрасно научились эту слабость использовать?

Акция на Майдане — начало избирательной кампании «Нацкорпуса», приглашение вступать в организованные ряды тем, кто хочет что-то точечно вершить жестко и не медля. Это демонстрация того, что «Нацдружины» могут не только выйти на Майдан, но и зайти куда угодно.

Власть в Украине не создает мобилизующие общество проекты. Наоборот, все стратегии президента Порошенко, коалиции БПП и НФ в парламенте носят демобилизующий социальный характер. Власти не пытаются дать обществу цели, стратегии, и не создают структуры для достижения поставленных задач. Правящие партии не ведут организованную мобилизующую работу, превратившись в структуры решения вопросов и вспомогательные аппараты обеспечения поточной деятельности госструктур.

Слишком много проблем и несправедливости уже не решают в нашей стране ни полиция, ни прокуратура, ни суд. И потому не стоит удивляться, что там, где востребованы быстрые решения, возникает спрос на тех, кто эти решения способен принимать и осуществлять.

В этих условиях мобилизующие проекты создают те, кто понимает, что власть это не функция, власть — это идея. Эта идея кому-то напоминает фашизм, кому-то — национализм, кому-то — экстремизм, кому-то — патриотизм. Впечатления могут быть разные. Но тенденция одна — небольшая сплоченная и мотивированная группа людей может одним своим молчаливым присутствием диктовать повестку дня в одном слабом городском совете. Множество таких сплоченных и мотивированных групп смогут диктовать повестку дня и всему слабому государству. Чья в этом вина?

Юрий Бутусов

Читайте также: