Три красные линии для Трампа 

02.02.2018 123 0

У США действительно нет абсолютно никакого военного решения, чтобы утереть нос северокорейскому режиму

Мир за пределами Соединенных штатов в основном проигнорировал выступление президента Трампа. Хотя накануне он сделал несколько жестких заявлений по поводу ядерной сделки с Ираном, в отношении Гуантанамо, а также (надлежащим образом) описал всю дьявольскую суть северокорейского режима. Но Трамп очень мало говорил о своей внешней политике. И за этим может скрываться реальная опасность. Администрация Трампа – случайно или умышленно – обозначила «три красные линии» в трех частях света, не имея никакой стратегии, что делать, если эти линии будут «пересечены».

Первая угроза – в Северной Корее. Трамп и его сторонники утверждали, что эпоха «стратегического терпения» в отношении Северной Кореей закончилась. Они исключают любую возможность принять Северную Корею как ядерное государство и считают, что традиционное «сдерживание» больше не работает. Президент пообещал, что Северная Корея никогда не сможет разработать ядерное оружие, способное достичь территории США. Между тем, директор ЦРУ Майк Помпео говорит, что Пхеньян отделяют от такой возможности всего «несколько месяцев».

Но что произойдёт, когда КНДР пересечет эту «красную линию»? Каков будет американский ответ? Виктор Ча, опытный эксперт, который, как ожидалось, мог бы претендовать на пост американского посла в Сеуле, заявил Администрации Трампа, что у США действительно нет никакого военного решения, даже самого ограниченного, которое могло бы «утереть нос» северокорейскому режиму. После этого откровенного заявления кандидатура Ча была незамедлительно снята для рассмотрения на должность посла.

Хотя Ча просто, без каких-либо эмоций, затронул главную проблему в позиции администрации Трампа. Неужели американский президент в ответ на новые ядерные возможности КНДР действительно готов ударить «огнем и яростью» и «полностью уничтожить Северную Корею»?

Что-то подобное он уже сделал с Ираном, заявив, что выйдет из ядерной сделки, если Конгресс и европейские союзники не внесут изменения в документ. Европейцы ясно дали понять, что они не считают, что соглашение нуждается в пересмотре и что договоренности работают хорошо. Поэтому примерно через три месяца наступит тот день, когда Трамп, как он пообещал, в одностороннем порядке разорвет ядерное соглашение с Ираном, если так и не сможет ужесточить условия сделки.

И если Трамп в одностороннем порядке аннулирует соглашение, у иранцев будет несколько вариантов. Они смогут также выйти из соглашения и снова развернуть свою ядерную программу. И это означало бы, что администрации Трампа придется иметь дело с еще одной Северной Кореей, на этот раз на Ближнем Востоке. Или Иран сможет просто проигнорировать США и продолжать вести дела с остальным миром. Но в таком случае Тегеран может использовать свое влияние для дестабилизации ситуации в Ираке, который вступил в предвыборную кампанию.

Третья арена, о которой высказался Белый дом, – это Пакистан. Администрация Трампа публично объявила эту страну террористической гаванью и отказалась продолжать оказывать им поддержку. И это вполне объяснимо, поскольку пакистанские военные поддерживают террористов и боевиков, которые воюют в Афганистане против войск США, а затем скрываются в своих убежищах, переходя через пакистанскую границу. Как отметил в 2011 году бывший председатель Объединенного комитета начальников штабов Майк Маллен, одна из этих террористических групп «настоящая рука пакистанской межведомственной разведки».

Но быть правым – не значит быть мудрым

Но быть правым – не значит быть мудрым. Большинство экспертов прогнозировали, что Пакистан будет реагировать на действия США в Афганистане двумя способами. Во-первых, пытаться установить более тесные отношения с Китаем, которые могут легко заменить поддержку США. Во-вторых, пакистанские военные будут бороться с насилием в Афганистане, всячески показывая, что вспышка насилия может дестабилизировать проамериканское правительство в Кабуле, где вот уже 17 лет идет война. И это произошло. После американского заявления Китай сразу же заявил о поддержке Пакистана. А на протяжении двух последних недель Афганистан сотрясали ужасные террористические атаки.

Томас Шеллинг, лауреат Нобелевской премии, однажды заметил, что в международной политике есть две вещи, которые всегда дорого обходятся: угрозы и обещания. Он имел в виду, что следует быть осторожным, раздавая и то, и другое. Трамп, казалось, понимал это, когда его предшественник Обама в 2013 году угрожал Сирии. Тогда Трамп написал в своем твиттере: «Это заявление стало катастрофой для президента Обамы». Однако сам он только что обозначил три своих «красных линии», и каждая из них, вероятно, будет пересечена.

Фарид Закария

Политолог, эксперт в области международных отношений, ведущий CNN

Читайте также: